graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

Н.Р. РЕДЛИХ (1962 г.) ОЧЕРКИ БОЛЬШЕВИЗМОВЕДЕНИЯ (ЧАСТЬ 2)

Миф об СССР как самой передовой стране в мире - важен в двух отношениях. Во- первых он оправдывает положение марксизма о высоком типе социалистической культуры. Во-вторых он постулирует любовь Советского человека к родной пролетарской власти и к Социалистическому «отечеству».
Положение об СССР как самой передовой стране в мире - не фикция, а миф. Несмотря на свою явную, видимую для каждого Советского человека нелепость, оно остается психологической реальностью, потому что создает иллюзию «нас возвышающего обмана», условную компенсацию мучительно переживаемой неполноценности Советского человека. Миф этот апеллирует к национальному самолюлюбию (лесть - прим. ред.) и в среде людей, постоянно и жестоко унижаемых, именно поэтому оказывается чрезвычайно жизнеспособным. Миф этот (каинитски) повышает самооценку Советского человека. А поскольку в нем отражается, кроме того, и верно улавливаемое‚ хоть и неверно толкуемое‚ явление роковой дефектности современной европейской культуры, ее сенсуалистического эвдемонизма и переживаемого сейчас кризиса всего европейского мироощущения, миф о превосходстве Советского строя начинает восприниматься, как условная формулировка некоторого действительного превосходства. Превосходство это заключается в том, что издавна свойственная Русскому человеку приверженность к Идее служения
надличным ценностям продолжает жить и в Советском человеке. Советский человек глубоко убежден,что несмотря на всю ложь, которой окружила его сталинская пропаганда, он должен жить и работать для какого-то общего блага (для государства, для общества, для будущих поколений - это свое убеждение он выражает обычно неясно и всегда в ложных формулировках). Сталкиваясь с западноевропейцем, он видит, что последний, в подавляющем большинстве, работает лишь для себя и своей семьи и считает это совершенно нормальным. Это наблюдение приводит всякого русско-советского человека, в том числе и сознательно ненавидящего большевизм, к выводу, что Советская Культура, по крайней мере в этом плане, выше западноевропейской...
Миф о том, что Советский Союз самая передовая страна в мире, один из важнейших, центральных мифов, позволяющих коммунистам эксплуатировать русско-совецкое национальное самосознание. Социалистический «гуманизм». Это одна из самых безстыдных и отвратительных фикций. Она заключается в утверждении, что существуют два гуманизма:
1. западноевропейский, лживый и лицемерный или в лучшем случае абстрактный, безсильный и мечтательный.... и
2. Советский, жизненный, подлинный, мощный и прекрасный. Согласно теории, Советский «гуманизм» заключается в активной и творческой любви к людям. Это
не филантропический гуманизм. Он дает человеку все возможности для творческого раскрытия его личности и требует от него творческой работы. Он освобождает его от предрассудков и духовного рабства, делает его свободным и открывает перед ним безконечные перспективы. В то же время этот гуманизм суров: он понимает, что не безсильной проповедью любви и всепрощения‚ а безпощадной борьбой против всех остатков рабства можно добиться свободы человечества. Гуманизм этот нежен к трудящимся и безпощаден к их врагам. «Если враг не сдается, его уничтожают», так сказал Горький пророк Социалистического гуманизма. Этот гуманизм жесток, но жестокость его оправданна. Она нечто иное, как форма высшей любви к людям. Социалистический гуманизм творит нового человека, качества которою: верность, мужество, способность творческому труду, неисчерпаемая жизнерадостность, свобода, радостная слиянность с коллективом и пышным цветом расцветшая индивидуальность. У человека, знающего Советскую действительность, получается впечатление, что эта фикция создана посредством отталкивания от реальных черт Социалистического общества. Советский гражданин раб, всегда подозреваемый в Контрреволюции или, по крайней мере, в пережитках капитализма в сознании. Его всегда контролируют, за ним всегда шпионят. Все его добродетели ему предписаны и регламентированы. В глазах Советской власти он преступник, по крайней мере потенциальный. Он может быть арестован и сослан без всякой вины и даже без подозрений. Уважения к человеческой
личности в СССР нет; напротив, есть самое крайнее, иногда демонстративно выражаемое презрение.Предательство, сексотство, доносы всячески поощряются. Люди не доверяют друзьям, близким, собственной жене. Врагов в прежнем смысле слова,то есть врагов классовых, давно нет в СССР, но Советская власть истребляет трудящихся, справедливо полагая, что всё население России - ее враги. Словосочетание «Социалистический гуманизм» родилось как раз тогда, когда перерождение этики коммунистической идеи в этику активной несвободы и абсолютного властвования было в основном закончено. Социалистический «гуманизм» возник сразу в качестве фикции. И фикция эта имела только один смысл: выхолостить самое понятие гуманизма, лишить его всякой притягательности, всякого пафоса. Социалистический «гуманизм» - псевдоним величайшего насилия над человеком, больше того - приказ вообще забыть о человечности...Миф о «своей,» власти. В миф о «своей пролетарской» власти в СССР теперь уже мало кто верит. Это миф умирающий, почти застывший в неубедительную официальную фикцию....
Власть мирится с этим фактом. Мирится прежде всего потому, что сама она целым рядом мероприятий обнаружила всю иллюзорность этого мифа. До начала тридцатых годов большевики прилагали немало усилий, чтобы укрепить этот миф, усиленно подчеркивая пролетарские элементы своего стиля и по мере сил обезпечивая привилегиями общественные низы. С появлением Советской знати, с появлением и усилением в Советской жизни сословных тенденций, отнюдь не рабоче-крестьянское cyщество Советской власти обнаружилось совершенно ясно для всего народа (Совецкая Иудея Хазария -- прим ред.). Остались до сих пор кое-какие пролетарские элементы в стиле, создалась чисто декоративная знать пролетарского происхождения, осталась теперь уже катастрофически суживающаяся возможность для каждого рабочего и крестьянина через ряды этой знати подняться на вершины Советской жизни, осталось пролетарское в большинстве случаев происхождение современной Советской интеллигенции, но и только. Миф о «своей пролетарской» власти, на наших глазах все более заменяется фикцией
власти «родной и народной». Большевики тем сильней за нее хватаются, чем более уходит из-под их ног гораздо более плодородная почва верообразного мифа. Уже 27 июля 1937 года Нарком Внутренних дел Н. И. Ежов на заседании Президиума ЦИК СССР произнес речь, в которой, между прочим, было сказано: «В мире нет ни одного государства, где бы органы государственной безопасности, органы разведки были так тесно связаны с народом, так ярко отражали бы интересы этого народа, стояли бы на страже завоеваний народа. В капиталистическом мире органы разведки являются наиболее ненавистной частью государственного аппарата для широких масс трудящегося населения, поскольку они стоят на страже интересов господствующей кучки капиталистов. У нас, наоборот, органы Советской разведки‚ органы Государственной Безопасности стоят на страже интересов Советского народа. Поэтому они пользуются заслуженным уважением, заслуженной любовью Советского народа». Эта весьма типичная речь была произнесена в разгаре «ежовщины»‚ а ежовщина была самой жуткой, самой кровавой из всех "чисток", которые когда-либо проводились в Советском Союзе. Шли процессы против старой ленинской гвардии, не менее 50% командного состава Красной армии было арестовано в качестве врагов народа, трудно было в СССР найти семью, из членов которой никто не был бы репрессирован. Ежов в своей речи не упомянул о "нежной любви" народа к нему лично, но Советская печать кричала об этой любви чрезвычайно громко, а у Советского народа вымогали недвусмысленные проявления этой любви: Ежов был выдвинут и избран в члены Верховного Совета СССР; во многих резолюциях население выражало восторг перед его деятельностью и одновременно надежду, что она будет проводиться с еще большей энергией. Некоторое время спустя обожаемый Нарком сам был арестован и вскоре погиб в своих собственных застенках в качестве "врага народа". Его имя и портреты вдруг исчезли из обращения и страстная любовь к нему широчайших народных масс была предана молниеносному забвению. Фикция любви лично к Н. И. Ежову была уничтожена, но фикция любви к «родной и народной власти» и ее Карательным Органам осталась и существует доселе. Для немногих, может быть, еще как миф, для большинства как фикция. Любовь трудящихся к социалистическому отечеству. Эта фикция, вместе с фикцией трудового энтузиазма всего советского населения, венчает собой всё здание положительных мифов и фикций,
созданных сталинизмом. Согласно этой фикции трудящиеся СССР любят свое отечество ИМЕННО ЗА его Социалистическую сущность: за солнечную Сталинскую Конституцию, социалистический гуманизм, колхозный строй, счастливую и зажиточную жизнь и все прочие достижения Социализма. Именно для такого отечества трудящиеся РАДЫ ПРИНОСИТЬ какие угодно жертвы в мирное и особенно в военное время. Любовь к Социалистическому отечеству и к своей родной и народной власти побуждает их с восторгом принимать и выполнять пятилетку за пятилеткой, записываться в стахановцы и перевыполнять среднепрогрессивные
нормы. Любовь к социалистическому отечеству побуждает приветствовать военный бюджет СССР и восторженно крепить Советскую армию. Любовь Социалистическому отечеству побуждает Советских людей ненавидеть капиталистическое окружение и, будучи исполненными миролюбия, не отступить в случае необходимости и перед Третьей Мировой войной. Что патриотизм в современной России существует и проявляется как действенная сила - несомненный факт. Во время Второй Мировой войны партийной пропаганде удалось (благодаря безумию Гитлера) внушить большому числу Советских людей (далеко не всем, ибо армия Власова тоже была патриотической армией), что они должны защищать Советскую власть, если хотят избежать германской колонизации. Защита Советской власти в этом ходе мысли и Сталин это, конечно, понимал – фигурирует лишь как, к сожалению, необходимое условие обороны Советской России. Лозунг военного времени: «За родину! За Сталина!» представляет собой механическое соединение выражения подлинного чувства («За Родину») с фикцией («За Сталина»). Производимое здесь подвешивание фикции к действительному чувству не заставляет, конечно, советского воина любить Сталина, но принуждает его все же с ним мириться... Этот психологический эффект очень нужен власти: он не дает возможности враждебной реакции на Советский патриотизм.
Фикция любви к Социалистическому отечеству оказывается целесообразной не только в качестве обоснования для фикции трудового энтузиазма, преданности Партии и Правительству и т. п., но и сама по себе в качестве одного из немногих оставшихся в руках большевизма пропагандных средств. Трудовой энтузиазм Советского народа. Одно из самых ярких проявлений активной несвободы. Оно заключается в том, что с энтузиазмом подхватывая инициативу своих передовиков и новаторов, беззаветно преданных строительству Социализма и умело и мудро руководимых Коммунистической Партией и лично товарищем
Сталиным, все население страны ДРУЖНО ТРЕБУЕТ ВЫПОЛНЕНИЯ пятилетки в четыре, а потом в три с половиной года, требует повсеместного введения средне-прогрессивных норм и их дальнейшего повышения, массового внедрения стахановских методов, партийного контроля и всяческих мероприятий, которые должны способствовать всемерному росту производительности труда. Деревенское население, например, ко всем тяготам колхозной жизни спешит прибавить массовую постройку электростанций местного значения и на базе местных материалов, без всякой помощи со стороны центра. Но населению И ЭТОГО МАЛО: оно добровольно и по собственной инициативе выходит на рытье каналов и проведение железных дорог. Трудовой энтузиазм и на этом не останавливается: каждый день поднимаются все новые и новые его волны. Фикция эта — мука для населения и воспринимается им в полном соответствии с действительностью, как прием дополнительной эксплуатации с помощью активной несвободы. Фикция, трудового энтузиазма по существу есть приказ каждому Советскому человеку работать до полного истощения сил, не поднимая, даже вопроса о «гарантированных» ему «Законом» трудовых нормах. Пропагандное значение ее в настоящее время равно нулю. Зато экономическое значение огромно, ибо на ней основаны вполне реальные мероприятия по выполнению встречных планов, Социалистическому накоплению и т. д.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments