graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

Белый реванш в Испании.


Мне скажут: чужая победа.
Чужого похмелья угар,
Неправда, нам близок в Толедо,
Отбивший врага Альказар
Как белой идеи победа,
Как первый ответный удар.
Да здравствует наше Толедо,
Да здравствует наш Альказар!

Николай Кудашев (1903-1978)

В июле 1936 г., сразу же после начала Гражданской войны в Испании, Русский Обще-воинский Союз обратился к Белой военной эмиграции с призывом оказать поддержку испанским националистам. Уже в конце августа 1936 г. первые четверо русских добровольцев – генералы А.В. Фок и Н.В. Шинкаренко, капитан Н.Я. Кривошея и штабс-капитан Я.Т. Полухин – нелегально перешли границу испанских колониальных владений в Марокко. Для русских офицеров присоединение к борьбе испанских правых против Второй Испанской республики (социалисты, анархисты, Коминтерн), стало возможностью продолжить борьбу с Красной заразой, тем более, что испанские коммунисты получали помощь от СССР и многих левых партий Европы и мира.
Вероятно, общее настроение воинов Русской Армии в изгнании точно передаёт письмо одного из Добровольцев в редакцию журнала "Часовой": "при первых же известиях о восстании испанского офицерства против агентов III Интернационала, я твердо решил вместе с моими товарищами бросить здесь все и идти сражаться. Хотя это грозило мне очень многими неприятностями, я это выполнил...
Я, бывший русский офицер, горд и счастлив тем, что выполняю свой долг. Здесь борьба с большевиками не словами, а оружием.
Вот уже четырнадцатый день, как я сражаюсь за наше общее дело на стороне испанской Белой Гвардии.
Здесь, в Белом лагере, мы выполняем свой долг защиты Веры, культуры и всей Европы от нового натиска Красного Зверя".
В штаб-квартиры русских эмигрантских организаций постоянно приходили письма от бывших Белогвардейцев с просьбой помочь им перебраться в Испанию. Однако Франция, в то время уже управляемая либерально-масонским правительством «Народного Фронта», была на стороне Красной испанской власти и граница для Белых офицеров была закрыта.
Добровольцы нелегально и с риском для жизни преодолевали горную франко-испанскую границу и вступили в подразделения армии генерала Ф. Франко. Следует отметить, что необходимую помощь в переходе через границу русским Белым Добровольцам оказывали французские Монархические Организации, связанные с испанскими националистами.
В армии генерала Франко не хватало опытных военных специалистов, а подавляющее большинство русских в прошлом были кадровыми офицерами. Первоначально командование намеревалось включить русских волонтеров-эмигрантов в батальон французских Добровольцев «Жанна д’Арк», но бывшие Белогвардейцы категори- чески отказались воевать вместе с «французскими безбожниками». В результате подавляющее большинство белоэмигрантов попали в состав различных боевых карлистских (монархических) формирований. Около 40 человек составили русский национальный отряд при дружинах карлистов (карлисты были на хорошем счету в испанской Белой Армии, и из иностранцев туда принимались только русские и французские монархисты). Над русской позицией карлистов был развернут бело-сине-красный Русский Национальный Флаг.
Шинкаренко начинал войну в карлистском подразделении генерала Томаса де Сумалакарреги.
Генерал Фок был направлен в городок Молина-де-Арагон в провинции Гвадалахара, где формировался терсио (батальон) «Донна Мария де Молина» в составе Кастелиано-Арагонского легиона. С марта 1937 г. батальон находился на Арагонском фронте, где удерживал позиции на реке Тахо. По другую сторону реки стояли интербригады республиканцев, в рядах которых было множество Советских военспецов. В апреле штаб генерала Франко разрешил русским Добровольцам создать в терсио «Донна Мария де Молина» собственный Национальный русский Отряд.



Воевали русские также в Испанском легионе, боевых частях фалангистов и в других подразделениях армии генерала Франко. Русские чувствовали необходимость своего участия в войне в Испании еще из-за того, что на стороне Красных республиканцев была Большевистская Москва.
Однако средств у русской эмиграции для организации переброски Добровольцев почти не было, а франко-испанская граница была закрыта в связи с военными действиями. Поэтому Белым офицерам приходилось действовать на свой страх и риск, пробираясь в Испанию по горным тропам, не только подвергаясь опасности быть арестованными французскими пограничниками, но и быть расстрелянными без суда и следствия республиканской милицией уже на испанской земле.
К 1937 году поток русских эмигрантов прибывающих в Испанию увеличивается, они стекаются изо всех уголков мира. Некоторые, как Н.Е.Барк, прибыли даже с такого отдаленного места как остров Мадагаскар. Но основная масса все же была из Франции, большинство из них добиралось до Испании за свой счет.
В Германии были сформированы два отряда (командиры – Г. Кочубей и бывший хорунжий Панасенко). В Болгарии поручик Белой Армии М. Блинов сформировал отряд числом в тридцать человек, который уже в апреле 1937 года был отправлен в Испанию, Добровольцы добирались до франко-испанской границы поодиночке и группами в два-три человека. Перейдя границу и скрытно преодолев республиканскую территорию, отряд добрался до позиций франкистов и принял участие в боевых действиях. Небольшие группы по пять-десять русских Белогвардейцев прибывали из Бельгии, Польши, Чехословакии и Югославии.
Русский журнал «Часовой» публиковал статью под красноречивым названием «Привет испанским корниловцам». Этот журнал и в дальнейшем периодически помещал статьи и материалы в пользу франкистской Испании, а его главный редактор В. В. Орехов даже посетил штаб-квартиру Ф.Франко.
Генерал Миллер характеризовал Гражданскую войну в Испании, как интернациональную борьбу с коммунизмом во имя спасения мировой культуры и всех нравст- венных Христианских основ и, как борьбу за ослабление Коммунизма, и издал приказ по РОВС, способствующий появлению русских Добровольцев у Франко. Руководство РОВС рассматривало события в Испании как пролог к началу масштабных антибольшевистских действий в Европе, а в перспективе – как первый шаг к интервенции в СССР с целью свержения власти большевиков. В сентябре 1936 года ряд руководителей белоэмигрантских организаций опубликовали Манифест, обращенный к российской военной эмиграции, с призывом оказать помощь испанским франкистам в их борьбе против Красных банд.
4 февраля 1937 года по западноевропейским столицам разошлась секретная инструкция председателя РОВС генерала Миллера всем начальникам отделов и подот- делов РОВС о наборе русских Добровольцев для участия в гражданской войне в Испании на стороне Франко. Миллер подчеркнул: «Мы, члены РОВС являемся как бы естественными, идейными фашистами. Ознакомление с теорией и практикой фашизма для нас обязательно».
Есть сведения, что Гвардейский казачий дивизион в Югославии вел переговоры с Франко о переброске в Испанию. Но переговоры ничем не закончились: казаки требовали обезпечить в случае гибели или инвалидности семьи пострадавших, испанцы на это не согласились.
В апреле 1937 года было получено распоряжение из штаба Франко о формировании отдельной русской Добровольческой части с русским уставом и русским коман- дованием, после чего был создан русский отряд (батальон). Весь 1938 и начало 1939 года русские Добровольцы в составе своего батальона вели активные оборонительные и разведывательные действия на участке фронта на реке Тахо, затем в районе Махон Бланко, где оборудовали опорный пункт. В феврале 1939 года батальон с Русским Отрядом был передислоцирован в Эль-Торо, где русские занимали боевые позиции до окончания боевых действий.
В августе 1937 года часть, взводом в составе которой командовал вышеупомянутый генерал-майор Фок была брошена против шедшей на прорыв к Сарагосе Красной Интербригады. Франкисты смогли только два дня сдерживать натиск противника, потом оставшиеся в живых бойцы и командиры 12 дней держали оборону в деревенской часовне, пока не были уничтожены плотным артиллерийским огнем. Там же погиб соратник А. В. Фока штабс-капитан марковского артиллерийского дивизиона и испанский офицер Яков Тимофеевич Полухин (раненный в шею, он был перенесен в местную Церковь для перевязки и оказался погребен под ее развалинами после артобстрела), сам А.Фок при отчаянной попытке прорыва, был вынужден застрелиться, чтобы не попасть в плен. Посмертно поручики Национальной армии И.Т. Полухин и А.В. Фок были награждены высшей боевой наградой Испании - коллективной лауреадой.
Штабс-капитан Полухин во время нахождения в Испании вёл дневник, который является ценным свидетельством о войне, в которой Белые победили. Последняя запись в дневнике Полухина: "18 сентября.
Противник подтягивает танки, которые готовятся вести огонь прямой наводкой..."
...На этом записи в дневнике обрываются. На последней странице чужой рукой выведено на французском языке: “Погиб”.
Потери Русского отряда составили 34 человека, среди них - Николай Зотов, раненный пятикратно, а также Константин Константинов, раненный трижды. В начале 1939 года под Мадридом погиб военный летчик В. М. Марченко, он повел свой самолет — итальянский “фиат” — на таран советского истребителя И-16. На похоронах русского военлета марокканские стрелки салютовали тремя залпами. Генерал Фок, как уже говорилось, предпочел совершить самоубийство в Бельчите, чтобы не попасть в руки Красных.
До сих пор неизвестно точное число русских Добровольцев, сражавшихся в армии Франко против Красной Чумы. Всего на данный момент удалось установить имена 110 человек. Среди них впоследствии известные деятели Русского Освободительного Движения: Игорь Константинович Сахаров и Григорий Павлович Ламсдорф. Есть информация, что в качестве наблюдателя или советника в армии Франко служил генерал-майор С.Н.Булак-Балахович.
Оценить вклад русских Добровольцев в итоговую победу Франко довольно сложно. Большая часть Добровольцев были профессиональными военными и несомненно внесли весомый вклад в победу армии Франко, примерно две трети из них сумели дожить до конца войны и 3 мая 1939 года принять участие в победном параде - русские Добровольцы шли отдельным подразделением под русским Национальным флагом. Два месяца спустя русский Отряд был расформирован, всем Доброволь- цам были присвоены звания сержантов, а некоторым – лейтенантов испанской армии, они получили двухмесячный отпуск с сохранением денежного содержания и испанские награды. Все желающие автоматически получили испанское гражданство и право служить в Иностранном Легионе. Офицерское звание обезпечивало русским Добровольцам небольшую военную пенсию от испанского государства.
Но самой главной наградой для русских Белых воинов были не награды и чины, а моральное удовлетворение от участия в разгроме полчищ Коминтерна, освобождение Испании от власти ненавистных коммунистов, что позволило придти к власти идеологически близкой Белым русским Испанской фаланге и Франсиско Франко, которого наши называли "Испанский Корнилов".
Когда началась Вторая мировая война, большинство русских Добровольцев, воевавших в армии Франко, вновь встали в строй для борьбы с большевизмом и сражались с ним уже на своей родной земле, вернувшись в Россию в рядах испанской "Синей дивизии". Но это уже совсем другая история.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments