graf_orlov33

Categories:

ПОСОХ ГРОЗНОГО ЦАРЯ

Нам трудно представить себе Государя Иоанна Васильевича без его знаменитого жезла. Об этом атрибуте Царской власти остались многочисленные упоминания современников правления Грозного Царя, его жезл многократно описан в литературных произведениях. Видимо, Государь практически никогда не расставался с ним. Почему? Чем он был так дорог Царю?

А с другой стороны, Царский жезл вызывал и вызывает яростные нападки недоброжелателей и клеветников Грозного. Одни из них приписывают Иоанну Васильевичу убийство сына именно этим жезлом. Другие красочно описывают, как царь своим посохом подгребал уголья под терзаемых на кострах бояр. Третьи и вовсе сообщают как «достоверное» известие, что жезл вручался московским государям «крымскими (!) ханами как знак вассальной зависимости». Почему же врагам Русского православного Царя, помазанника Божьего, был так ненавистен его посох?

В октябре 1553 года Государь посетил Ростовский Богоявленский Авраамиев монастырь, которому Царь еще раньше (он посещал его трижды — в 1545, 1553 и в 1571 годах) пожаловал денежное подаяние на устройство каменного главного храма во имя Богоявления Господня. А теперь приехал проверить, как использован его вклад. Храм был освящен 2 октября 1553 года (в первую годовщину взятия Казани) в присутствии Государя. В монастырских записях было отмечено: «Грозный Царь, по совершении церковного торжества, в знамение упования своего на высшую помощь при одолении врагов, взял жезл, хранившийся в монастыре от времен преп. Авраамия». По некоторым же данным, Государь взял посох еще до Казанского похода (М. В. Толстой. История Русской Церкви) и держал его при себе во время военных действий.

Такая версия представляется весьма вероятной в свете того, что поход на Казань воспринимался Русью как Крестовый — то есть как религиозная война. Посох святого Авраамия был увенчан крестом, который затем отделили от посоха.

Известно, что Царь после штурма Казани воздвиг над ней крест, а затем приказал построить на том месте первый православный храм во имя Нерукотворного Спаса.
Царь заплатил за посох огромную цену. Когда он отправился в 1553 году на богомолье (а Государь планировал посетить не только Ростов, но и Кирилло-Белозерский монастырь в благодарность за исцеление от тяжелой болезни), враги всячески старались помешать ему в этом. Князь Курбский лгал Царю, что святой Максим Грек предрек через него (хотя преподобный Максим перед тем лично встречался с Царем и мог ему все сказать сам) Государю гибель первенца, царевича Димитрия, если только Иоанн Васильевич не повернет обратно в Москву. Царь не сошел со своего пути. И, на одном из привалов, кормилица, поднимаясь в струг, уронила младенца-царевича в реку. Остается только гадать, случайно или нет произошло столь странное и страшное событие. Ведь это был именно тот Царевич-«пеленочник» (то есть, младенец) которому так не хотели служить бояре во главе с князем Владимиром Старицким.

Но чем же таинственный посох привлек внимание самого Царя?

Город Ростов еще в XI–XII веках оставался городом воинствующих язычников. Первый епископ Ростова, Феодор, грек по происхождению, привел ко Христу многих ростовцев и построил в городе храм в честь Пресвятой Богородицы, но, не стерпев гонений от поганых, «бежа во греки паки». То же случилось и с его преемником — епископом Иларионом. Третий ростовский епископ, Леонтий, принял мученическую смерть от язычников. Его сменил св. Исайя, крестивший всю Ростовскую область кроме «Чудского конца» в самом Ростове.

Здесь, в «Чудском конце», окопались идолопоклонники, превратив его в цитадель язычества. Их знаменем стал древний идол Велеса — «скотьего бога». По словам летописи, в этом идоле «сосредоточились вся сила и все обольщение демонское; живший в истукане злой дух не только своих служителей, но, позднее, и нетвердых в вере христиан пугал различными страшными призраками, так что опасно было и проходить тем путем».

Именно святому преп. Авраамию было суждено Богом сокрушить идола и повергнуть в прах силу бесовскую. Он еще в молодых летах стал иноком в Валаамовом монастыре. Затем, «по высшему внушению поселился он на берегу озера Неро, невдалеке от Ростова, в жалкой хижине, построенной своими руками. Равноапостольная жизнь святого Авраамия доставила ему Божественную благодать исцелять расслабленных и недужных, слава Старца росла».

Но «Чудской конец» все еще поклонялся своему идолу, о чем святой Авраамий очень скорбел. После долгих размышлений он решил, что единственный способ заставить язычников отказаться от поклонения своему идолу — уничтожить самого истукана. Святой Авраамий стал молить Бога помочь ему в таком трудном деле, и молитва его была услышана.

Однажды Преподобный, сидя у своей хижины, увидел идущего к нему чудного старца, который сказал, что Бог исполнит желание святого Авраамия и сокрушит идола, если Авраамий совершит путешествие в Цареград и помолится там перед иконой Апостола Иоанна Богослова. Пообещав притом, что Господь сократит его путь, старец исчез, а святой Авраамий немедленно отправился в дорогу.

Как и сказал старец, путь преподобного Авраамия был «сокращен»: святой успел пройти всего лишь три версты от Ростова и тут встретил человека «зело благолепно суща, имеюща в руце трость». Пораженный его величественным видом, святой Авраамий невольно пал к его ногам и на вопрос: «Куда он идет?», — поведал о цели своего путешествия. Таинственный Незнакомец подал ему трость и сказал: «Возвратись обратно к месту твоему; безбоязненно подойди к идолу Велесу; тростью этою и именем Иоанна Богослова свергни его; рассыплется истукан в прах, и обратятся люди неверные ко Христу!» Произнеся такие слова, святой Апостол и Евангелист Иоанн Богослов — а именно им был незнакомец — стал невидим.

Святой Авраамий вернулся в Ростов, и, подойдя к капищу, в присутствии множества народа, именем Господа Иисуса Христа и повелением Иоанна Богослова, сокрушил данным ему посохом идола Велеса. Пораженные язычники в большинстве своем приняли христианство.

Преп. Авраамий немедленно сообщил обо всем Ростовскому епископу Исайи и испросил у него благословение на строительство двух храмов: одного — на месте явления ему святого Апостола Иоанна Богослова, а другого — на месте сокрушенного идола. Здесь была построена церковь Богоявления Господня, ставшая началом Богоявленского монастыря, которому и помогал в строительстве храма Царь Иоанн Грозный.
Таким образом, посох святого преп. Авраамия, который стал жезлом Грозного для врагов России Царя, был послан на Русскую Землю самим Господом через Его любимого Ученика Иоанна Богослова.

Как считают многие в наше время, Государь Иоанн Васильевич Грозный есть прообраз последнего Русского Православного Царя апокалиптических времен, грядущего очистить Святую Русь, выгрызть на ней измену и вымести с нее предателей, оградить ее от Антихриста. И потому значение посоха, полученного, по легенде, из рук самого Иоанна Богослова, сподобившегося принять от Бога и записавшего нам в предостережение и назидание Откровение о конце света, трудно переоценить. Становится понятна и ненависть к посоху (предмету неодушевленному) врагов царя и Святой Руси, и то, почему им так дорожил Царь.

Вяч. Манягин

--------------------------------------------------------------------------------------------------

О, сколько же у нас, у русских настоящих неподдельных Святых Праведников благословенных и благодатных - у которых можно наставляться уму разуму. ... Но нет! Враг рода человеческого завладел умами эрефлонцев, помрачил их за любовь ко лжи и не пускает. Всё лезут к славикам, Снычевым, гурьяновым с вырицкими да к различным разряженным старчикам модернистам и обновленцам. "Подобное тянется к подобному". Красным - красное.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened