graf_orlov33

Category:

ТИПИЧНОЕ ЖИТИЕ ПАТРИАРХИЙНОГО ЛЖЕСВЯТОГО ОБНОВЛЕНЦА

Иеросхимонах Михаил (1877–1962)

Отец Михаил (Питкевич) был последним Валаамским "старцем".
В 1926 году обитель оказалась за пределами России, и В УГОДУ Интернациональному экуменическому движению Финская Церковь, руководимая Константинопольским Патриархатом, заставила Валаам перейти на западный календарь. Валаамцев, отказавшихся принять новое летоисчисление, судили, запугивали, ссылали в дальние скиты, с позором выгоняли совсем с монастыря. Некоторые даже были посажены в тюрьму в Выборге как «нарушители порядка». Не выдержав, многие монахи уехали в Сербию и даже в Советский Союз.

Отец Тимон (такое имя носил старец до принятия схимы) был во главе Старостильников в и убеждал других крепко держаться чистоты Православия (это воистину подвиг, над признать - прим.). Уезжать он не хотел и решил все терпеть до конца в своем монастыре. «Хоть живьем закопайте, – отвечал он своим судьям (правящей партии монастыря), – не отступлю от своих слов, от того, что мне заповедал старец еще до поступления в монастырь».

Вместо старца Михаила, который был духовником монастыря до раскола и умер от разрыва сердца в ссылке на Предтеченском острове, духовником тех, кто держался старого стиля, стал отец Тимон.
Тяжелые дни наступили для оставшихся верными чистоте Православия. За ними следили, придирались, обвиняли в том, чего они не делали, издевались. Посылали на всякие неподходящие послушания. Отцу Тимону приказали оставить Гефсиманский скит, где он подвизался, и перевели его в монастырский корпус, дали келлию среди других, что ему было очень тяжело после скитской тишины и уединения.

Пользуясь разрешением владыки, «старостильники», испросив себе пустое помещение – «глиномятку» (после прекращения производства изделий из глины), устроили в ней себе храм, где совершалась служба в четыре часа утра ежедневно.
Многие миряне в те дни посещали Валаам, ища у "старцев" ответа на волновавший тогда всех вопрос о церковном Расколе и о том, что правильно и чего надо держаться.

Отец Тимон непрерывно продолжал свой молитвенный подвиг, ежедневно служа литургию тихо, незаметно, стараясь не раздражать своих преследователей.
В 1939 году, в декабре месяце, во время финской войны, Валаам был эвакуирован.
Отцы были увезены в глубь Финляндии, в деревню Каннокоски. Здесь все они очень тесно и скученно были размещены в помещении школы, на берегу озера, среди леса, близ деревни.
Отец Тимон опять был лишен своего любимого уединения, но и тут, несмотря ни на какие трудности, не прекращал ежедневного служения Божественной литургии.
Отделив в сарае, где был сложен разный хозяйственный хлам, уголок, он его вычистил, прибрал, устроил там престол на снятой с петель старой двери, все вокруг закрыл пеленами, поставил иконы и на антиминсе совершал службу... Убогий сарай, подобно Вифлеемской пещере, превратился в палату, где совершалось величайшее таинство.

После войны монастырь приобрел имение, которое ныне носит имя «Новый Валаам».
Война закончилась. Москва диктовала свои условия Финляндии. Тот же самый игумен, который преследовал других за «старый стиль» под влиянием политических событий, сразу – также под их влиянием, а может быть, под влиянием страха, вернулся опять со всей братией на «старый стиль». Раскол был ликвидирован. В монастыре водворилось единообразие, но все-таки осталось два направления – финское и русское.

После принятия схимы (в 1946-м или 47-м г.) "старец" Михаил совсем уединился, даже в храм не выходил, совершая у себя каждый день литургию. Хотел он совершенно уйти в затвор и никого больше не принимать. «Но, – говорит, – как только хочу от вас всех отказаться – вижу вокруг себя множество бесов. Верно, за ваши молитвы Господь хранит еще меня», – смиренно заключил старец (видать его подвиг был угоден бесовским силам - прим.)
И духовные чада продолжали посещать "старца". У старца было 10-15 постриженниц монахинь, не считая монахов.

Своих духовных чад, особенно тех, кого хорошо знал, принимал у себя каждый день, и монахинь причащал святых Тайн каждый день. Кто приезжал к нему со своими горестями и тяжестями, хорошо знал его силу, силу любви "старца". Придя в убогую келлию, каждый чувствовал: будто все растает и уйдет без следа – как не бывало, а если что и останется – "старец" это сразу увидит и легко, наводящим вопросом, вскроет язву или, даже без вопроса, строго скажет: «Гони, гони от себя этого беса... – назовет то, чем страдает душа, – гони именем Иисусовым» (обычный набор доказательств святости старца - прим.).

Отец Михаил, относясь к каждому очень снисходительно, по силе устроения и духовного роста, сам к себе был очень строг и был великий постник. Уже до схимы перестал он брать из трапезной горячую пищу.
Хлеб, чай, сахар, в скоромные дни – молоко, выдавали всем на руки, в келлии. Жившие при обители монахини-прачки приносили старцу то похлебку, то кашицу, но старец сокращал их все больше и больше, почти до минимума, а в последнее время и совсем отказался от посторонних услуг. Даже не позволял мести свою келлию. Сам варил иногда манную жидкую кашицу – две ложки, иногда, в скоромные дни, съедал яйцо; супов, похлебок никогда не варил, чай, хлеб, и в скоромные дни подкреплял себя кофе, который очень ему нравился, говорил: «Силы дает».

Когда в 50-ых годах возобновилось церковное общение между Финляндской и Русской (понимай советской -прим.) Церковью, русские иерархи – посланцы (сергианского - прим.) Московского Патриархата – стали приезжать в Финляндию устанавливать церковные отношения. Почти все они посещали Новый Валаам. Крутицкий митр. Николай, (настоящий коммунист в рясе, проповедывающий коммун. идеи по всему миру - прим.) посетивший Новый Валаам, спросил у тогдашнего игумена Иеронима, кто из братий мог быть его духовником, и игумен указал ему "старца" Михаила, с которым он беседовал долгое время. Митр. Николай (Ярушевич) просил игумена, чтобы он разрешил старцу принимать и наставлять желающих получать духовные наставления, особенно священнослужащих. К митр. Николаю "старец" сначала относился очень сдержанно, но потом, видимо, переменил мнение. "Старец" считал что (войдя в симфонию с сатанистами - прим.) патриарх Алексий и митр. Николай Ярушевич стремятся сохранить Церковь и сберечь от посягательства безбожников.

В оба свои приезда на Новый Валаам митрополит бывал у старца подолгу. Старец подарил митрополиту четки.
Служа каждый день Божественную литургию в своей убогой келлии, начиная молитву в 11 часов вечера, старец ко времени отъезда на Родину в 1957 г. (официально объявившую войну Богу - прим.) поминал за восемь тысяч имен...
Около семи утра можно было видеть в окне его келлии, затянутом плотной синей занавеской, сбоку полосочку света – он еще стоял на молитве, а около восьми – двери его были открыты для тех, кто нуждался в его поддержке, в утешении и совете, или приходил каяться в своих грехах.

Постепенно "старец" приходил к мысли оставить Ново-Валаамскую обитель и выйти из юрисдикции обновленческой Финской Церкви.
(вот это ход, оказывается старчик то наш пребывал в еретическом обновленчестве - прим.)
Когда валаамцам предложили переселиться в Троицкий монастырь в США, они отказались. "Старец" сказал: «Там капище сатаны, центр сатанистов» (то есть центр РПЦЗ под сатаной - прим.). Когда же ему возразили: «А что же в нашей России теперь?» – он ответил: «Это земля мучеников, земля исповедников, полита их кровью, очищается как золото в огне» ("старец" видимо не читал Слова Божия: (Чис 35:33) "Не оскверняйте земли, на которой вы будете жить; ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очищается от пролитой на ней крови, как кровью пролившего ее"...).

Тогда же старец произнес слова, в которых изложил взгляд на положение Церкви в советской России: «Во всем есть две стороны – вот св. Михаил, князь Черниговский, и боярин Феодор, попавши к татарскому хану, приняли мученическую смерть. Богу было угодно дать власть язычникам над нашей большой Родиной, и князь, повинуясь гражданским законам, соглашается поклониться этой земной власти (сатанократия не есть земная власть, а власть темных сил - прим.); но, когда от него потребовали они, чтобы он поклонился их идолам – он отказывается от княжеской власти, славы, от жены, детей и отдает свою жизнь за верность Господу. Так и сейчас в России, гражданским властям приходится повиноваться (т.е. "старец" признал власть темных сил - прим.), но твердо держаться своего – хоть на крест, хоть на распятие. Так теперь у нас на Родине две стороны» (а МП РПЦ на стороне левой - прим.).

Старец хотел, по его словам, «умереть на своей Родине со своим страдающим народом».
Прожив в монастыре 55 лет, 80-тилетний старец с шестью другими валаамскими монахами (отцом Лукой, отцом Борисом, отцом Исавром, отцом Геннадием, отцом Сергием, отцом Гурием) уехал на Родину.

В Псково-Печерской обители (поднадзорный монастырь СССР с гебистским персоналом - прим.), он сразу стал затворником, в храме почти не бывал, ежедневно служил литургию у себя в келье. Он был слеп на один глаз, слаб, очень худ – и никуда не выходил...
К тому же "старец" сразу почувствовал новое отношение властей к Церкви – его письма проверялись, к нему не допускали верующих, ему не разрешали встречаться с паломниками и духовными чадами... (естественно что он был обложен стукачами - прим.)

В 1958 году он просит передать своей духовной дочери Марии, которая желала переехать из Финляндии в Пюхтицы, что выдержать здешнюю жизнь она НЕ СМОЖЕТ.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Такие вот у нас стали "старцы" на совецкой извращенческой Руси. Любят богоборческую родину. Служат в незаконных церквах — обновленческих, модернистских, еретических и даже в отступнических - отлученных от благодати Божией. Но все равно они остаются вопреки слову Божию святыми, дивными и безмерно вяликими. Воистину такого невероятия никогда не случалось в христианские то времена. Подобные чудеса чудесные возможно только в антихристовы дни денечки. Все чисто человеческое и ничего Божьего чистого не осталось. Готовый экуменизм. Вера антихристова. Можно сидеть в любом из старообрядческих расколов или в любой безблагодатной секте РПЦЗ, а можно быть в МП РПЦ - все равно ты можешь стать святым и удостоиться Царствия Небесного. Можешь пренебрегать Божьими заповедями запросто.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened