graf_orlov33

Categories:

ПРЕСЛОВУТЫЙ «Закон о трёх колосках»

7 авг. 1932 г. Совет народных Комиссаров совместно с ЦИК СССР принял постановление, ужесточающие ответственность за хищение социалистической собственности...
«Идя навстречу требованиям рабочих и колхозников» (само собой, как же без народа?), его подписали председатель Центрального исполнительного комитета – «Всесоюзный Староста» Михаил Калинин и председатель Совнаркома товарищ Молотов (он же Скрябин).

Имущество колхозов и кооперативов (в том числе урожай на полях), а также перевозимые грузы приравнивались к государственному имуществу. А хищение принадлежащего государству-ЗВЕРЮ (даже колосков с поля) каралось «высшей мерой социальной защиты» – расстрелом с конфискацией всего имущества. При наличии смягчающих обстоятельств преступники могли быть приговорены к лишению свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией.
Акты амнистии к расхитителям социалистической собственности не применялись.

Одновременно была объявлена «решительная борьба с противообщественными кулацкими элементами, которые применяют насилие и угрозы или проповедуют применение насилия и угроз к колхозникам с целью заставить последних выйти из колхоза». Эти деяния приравнивались к государственным преступлениям. Зачинщикам Совнарком обещал «меры судебной репрессии» – лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с заключением в концентрационный Лагерь.

В народе этот закон назвали "тремя колосками", а в блатной среде постановление именовали «указ 7-8». Именно под таким названием оно стало известно благодаря телефильму «Место встречи изменить нельзя», поставленному по роману братьев Вайнеров. Капитан Жеглов обещал («шил») 10 лет лагерей Ручечникову, взятому при краже шубы английского посла, за которую дирекция Большого театра (то есть государство) должна была бы выплачивать компенсацию.

В июле 1936 года генпрокурор СССР А. Я. Вышинский подготовил докладную записку с крайне занимательной статисткой: прокуратура СССР проверила 115 тысяч приговоров, вынесенных по "указу «7-8», и более чем в 91 тыс. случаев применение этого указа было признано неправильным и преступным.

Как же в реальности работал этот указ?
«Один парень был осуждён по декрету 7 августа за то, что он ночью, как говорится в приговоре, баловался в овине с девушками и причинил этим безпокойство колхозному поросёнку. Партийный страж Закона знал, конечно, что колхозный поросёнок является частью колхозной собственности, а колхозная собственность священна и неприкосновенна. Следовательно, рассудил этот бдительный "страж социалистического имущества", нужно применить декрет 7 августа и осудить „за безпокойство“ к 10 годам лишения свободы».
Примечательно, что приведенный случай в качестве вопиющего нарушения приводит не кто-либо из современных исследователей, а сам сталинский прокурор Андрей Вышинский в своей брошюре «Революционная законность на современном этапе», выпущенной в 1933 году. В издании «Советская юстиция» за 1934 г. приводится ряд аналогичных случаев применения «Закона о колосках»:

--«Учётчик колхоза Алексеенко за небрежное отношение к с.-х. инвентарю, что выразилось в частичном оставлении инвентаря после ремонта под открытым небом, приговорён нарсудом по закону 7/ VIII 1932 г. к 10 г. л/с. При этом по делу совершенно не установлено, чтобы инвентарь получил полную или частичную негодность...
--Служитель религиозного культа Помазков, 78 л., поднялся на колокольню для того, чтобы смести снег, и обнаружил там 2 мешка кукурузы, о чём немедленно заявил в сельсовет. Последний направил для проверки людей, которые обнаружили ещё мешок пшеницы. Нарсуд Каменского р-на 8/II 1933 г. приговорил Помазкова по закону 7/VIII к 10 г. л/с...

В газете «Правда» Вышинский пишет: «Осуждались колхозники и трудящиеся единоличники за кочан капусты, взятый для собственного употребления и т. п.; привлекались в общем порядке, а не через производственно-товарищеские суды; рабочие за присвоение незначительных предметов или материалов на сумму не менее 50 руб., колхозники — за несколько колосьев и т. п.
Такая практика приводила в конечном счёте к смазыванию значения "закона 7 августа" и отвлекала внимание и силы от борьбы с действительными хищениями, представляющими большую социальную опасность». 16 января 1936 выходит постановление ЦИК и СНК СССР, согласно которому Верховному суду, Прокуратуре и НКВД поручалось проверить правильность применения постановления от 7 августа в отношении всех лиц, осуждённых до 1 января 1935 года.

20 июля 1936 г. Вышинский подготовил докладную записку, адресованную Сталину, Молотову и Калинину, что пересмотр дел на основании постановления от 16 янв. 1936 г. завершён. Всего было проверено более 115 тысяч дел, и более чем в 91 тысяче случаев применение закона от 7 авг. 1932 г. признано неправильным. В связи со снижением мер наказания было освобождено 37 425 человек, ещё находившихся в заключении. На 1 января 1936 года в заключении находились 118 860 человек, осужденных по «Указу 7-8», то 1 января 1937 года их остается 44 409.
+++
Утратил силу «Закон от трех колосках» в 1947 году, в связи с принятием указа «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества».

--------------------------------------------------------------------------------------------------

И запомните злые ленивые гои, что С.С.С.Р. - ваша "священная пролетарская Родина", которой вы должны всё отдать и которой принадлежите. Которая не пожалеет вас, если чё...
Эксплуататоров-буржуев мы отменили. Вы все равные между собой, братья и свободны от веры и ига Христова. И собственности ни у кого больше нет - она теперь вся общая. Принадлежит государству.
Всё, как мы вам обещали накануне Революции.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened