graf_orlov33

Category:

Об образе и подобии Божиих в человеке

ТО, ЧТО КАТЕГОРИЧЕСКИ ОТРИЦАЕТСЯ КОММУНИСТАМИ

Сотворим  человека по образу Нашему и по подобию, таинственно совещался в Самом  Себе и с Самим Собою Бог-Троица пред сотворением человека.
Человек  — образ и подобие Бога. Бог, неприступный в величии Своем, Бог,  превысший всякого образа, изобразился в человеке, изобразился с ясностию  и славою. Так изображается солнце в смиренной капле воды. Существо  человека, верховная его сила, которою он отличается от всех земных  животных, которою он равен Ангелам, дух его, есть образ существа Божия;  свойства духа человеческого служат В СОСТОЯНИИ НЕОРОЧНОСТИ своей  подобием свойств Бога, Который, начертав всемогущею десницею Свое  подобие на человеке, пребывает превыше всякого подобия и сравнения.

Какое же превосходное, исполненное многообразного достоинства, многообразной красоты, существо — человек?!
Для него создана Создателем вся видимая природа; вся она назначена в служение ему, вся она — его чудная обстановка.
Когда  Создатель извлекал в бытие из ничтожества все прочие творения,  довольствовался тем, что произносил Свое всемогущее повеление. Когда же  восхотел завершить дело мироздания сотворением изящнейшего,  совершеннейшего создания, Он предваряет сотворение совещанием.

Громадное  вещество в его необозримом и неисчислимом разнообразии, созданное  прежде человека, было — созданием приготовительным. Царь царей и Бог  богов приготовляет всю видимую природу со всем ее убранством, со всем  зримым нами изумительным великолепием. Потом в этот чертог поставляет,  как конечную причину всего, Свой образ.
По окончании мироздания, пред  созданием человека, Бог осматривает сотворенное Им и находит его  удовлетворительным: виде Бог, яко добра. По сотворении человека снова  Бог осматривает все сотворенное Им и уже находит творение Свое изящным,  полным, совершенным: и виде Бог вся, елика сотвори: и се добра зело.

Человек! пойми твое ДОСТОИНСТВО.
Взгляни  на луга и нивы, на обширные реки, на безпредельные моря, на высокие  горы, на роскошные древа, на всех зверей и скотов земных, на всех зверей  и рыб, странствующих в пространствах воды, взгляни на звезды, на луну,  на солнце, на небо: это все — для тебя, все назначено тебе в услужение.

Кроме  видимого нами мира, есть еще мир не видимый телесными очами,  несравненно превосходнейший видимого. И невидимый мир — для человека.
Как  Господь почтил образ Свой! какое предначертал ему высокое назначение!  Видимый мир — только предуготовительное преддверие обители, несравненно  великолепнейшей и пространнейшей. Здесь, как в преддверии, образ Божий  должен украситься окончательными чертами и красками, чтоб получить  совершеннейшее сходство со своим всесвятейшим, всесовершеннейшим  Подлинником, чтоб в красоте и изяществе этого сходства войти в тот  чертог, в котором Подлинник присутствует непостижимо, как бы ограничивая  Свою неограниченность для явления Себя Своим возлюбленным разумным  тварям.

Образ Троицы-Бога — троица-человек.Три лица в троице  человеке — три силы его духа, которыми проявляется существование духа.  Мысли наши и духовные ощущения проявляют существование ума, который,  проявляясь со всей очевидностию, вместе пребывает вполне невидимым и  непостижимым.

В Священном Писании и в писаниях Святых Отцов  иногда вообще душа называется духом, иногда называется духом отдельная  сила души. Отцы называют эту силу души словесностию, или силою  словесности. Они разделяют ее на три частные силы: ум, мысль (или слово)  и дух. Умом они называют сам источник, само начало и мыслей, и духовных  ощущений. Духом, в частном значении, называется способность духовного  ощущения. Нередко в Отеческих писаниях словесная сила или дух называются  умом, нередко называются умами сотворенные духи. Целое получает имя от  главной своей части.

Самое существо души нашей — образ Бога. И по  падении в грех душа пребывает образом! И вверженная в пламень ада душа  грешная, в самом пламени ада, пребывает образом Божиим! Так учат Святые  Отцы.

Воспевает Святая Церковь в своих песнопениях: «Образ есмь неизреченныя Твоея славы, аще и язвы ношу прегрешений».
Ум наш — образ Отца; слово наше (непроизнесенное слово мы обыкновенно называем мыслию) — образ Сына; дух — образ Святого Духа.
Как  в Троице-Боге три Лица неслитно и нераздельно составляют Одно  Божественное Существо, так в троице-человеке три лица составляют одно  существо, не смешиваясь между собою, не сливаясь в одно лицо, не  разделяясь на три существа.

Ум наш родил и не перестает рождать  мысль, мысль, родившись, не перестает снова рождаться и, вместе с тем,  пребывает рожденною, сокровенною в уме.
Ум без мысли существовать не  может, и мысль — без ума. Начало одного непременно есть и начало другой;  существование ума есть непременно и существование мысли.
Точно также  дух наш исходит от ума и содействует мысли. Потому-то всякая мысль  имеет свой дух, всякий образ мыслей имеет свой отдельный дух, всякая  книга имеет свой собственный дух.

Не может мысль быть без духа,  существование одной непременно сопутствуется существованием другого. В  существовании того и другого является существование ума.
Что — дух человека? Совокупность сердечных чувств, принадлежащих душе словесной и безсмертной, чуждых душам скотов и зверей.
Сердце  человека отличается от сердца животных духом своим. Сердца животных  имеют ощущения, зависящие от крови и нервов, не имеют ощущения духовного  — этой черты Божественного образа, исключительной принадлежности  человека.

Нравственная сила человека — дух его.

Наш ум,  слово и дух, по единовременности своего начала и но своим взаимным  отношениям, служат образом Отца, Сына и Святого Духа, совечных,  собезначальных, равночестных, единоестественных. Видевый Мене виде Отца,  возвестил Сын, Аз во Отце, и Отец во Мне есть. То же можно сказать об  уме человеческом и мысли его: ум, невидимый сам по себе, является в  мысли; ознакомившийся с мыслию, ознакомился с умом, произведшим эту  мысль.

Господь наименовал Дух Святой силою свыше, Духом Истины;  Истина — Сын. Свойство силы имеет и дух человеческий; он есть и дух  мыслей человека, истинны ли они или ложны. Он проявляется и в тайных  движениях сердца, и в образе мыслей, и во всех действиях человека. Духом  человека вынаруживается [проявляется. — Ред.] и ум его, и образ мыслей;  дух каждого поступка вынаруживает мысль, руководившую человеком при  поступке.

Милосердый Господь украсил Свой образ и подобием Своим. Образ Бога — самое существо души, подобие — душевные свойства.

Был  новосотворенный образ Божий — человек, — подобно Богу, безконечен,  премудр, благ, чист, нетленен, свят, чужд всякой греховной страсти,  всякого греховного помышления и ощущения.
Расстройство образа и  подобия удобно каждому усмотреть в себе. Красота подобия, состоящая из  совокупности всех добродетелей, осквернена мрачными и смрадными  страстями. Черты образа лишены своей правильности, своего взаимного  согласия: мысль и дух борются между собою, выходят из повиновения уму,  восстают против него. Сам он — в непрестанном недоумении, в омрачении  страшном, закрывающем от него Бога и путь к Богу, святой,  непогрешительный.

Ужасным мучением сопутствуется расстройство  образа и подобия Божия. Если человек внимательно, в уединении, в течение  значительного времени постоянно будет смотреть в себя, то он убедится,  что это мучение действует непрерывно — раскрывается и закрывается,  смотря потому, много или мало заглушает его развлечение.
Человек!  твои развлечения, твои увеселения — обличители живущей внутри тебя муки.  Ты ищешь заглушить ее чашей шумных забав и непрерывного развлечения.  Несчастный! Едва выпадет для тебя минута трезвения, как ты снова  убеждаешься, что мука, которую ты старался уничтожить развлечением,  живет в тебе. Развлечение служит для нее пищей, средством укрепления:  отдохнув под сению развлечения мука просыпается с новыми силами. Она —  свидетельство, живущее в самом человеке, свидетельствующее ему о его  падении.

Печатью, свидетельством падения запечатлено тело  человека. С самого рождения своего оно во вражде, в борьбе со всем  окружающим и с самой живущей внутри него душою. Наветуют против него все  стихии; наконец, утомленное внутренними и внешними бранями, поражаемое  недугами, угнетаемое старостою, оно падает на косу смерти — хотя и  сотворено безсмертным, рассыпается в прах.
святителя

СВЯТИТЕЛЬ ИГНАТИЙ БРЯНЧАНИНОВ

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened