graf_orlov33

Categories:

СВЯТ. ИОАНН ЗЛАТОУСТ "ЗРЕЛИЩА"

Что я говорю о зрелище? Часто и на  площади, случайно встретившись с женщиною, мы смущаемся; а ты, сидя  вверху, где столько побуждений к нескромности, видя блудную женщину,  выходящую с обнаженною головою, с великим безстыдством, одетую в золотые  одежды, делающую нежные и обольстительные телодвижения,  поющую блудные песни и развратные стихотворения, произносящую срамные  слова и совершающую такие непристойности, какие ты, зритель, представив в  уме своем, потупляешь взоры, – как дерзаешь сказать, что не испытываешь  ничего человеческого? Разве тело твое – камень? Разве оно – железо? Я  не перестану повторять тоже. Разве ты любомудреннее тех великих и  доблестных мужей, которые пали только от одного такого непристойного  взгляда? Не слышал ли ты, что говорит Соломон? «Может ли кто взять себе  огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его? Может ли кто ходить по  горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих?» (Притч. 6:27–29). Хотя бы  ты и не имел совокупления с блудницею, но ты имел с нею связь душою -  пожеланием и совершил грех волею. И не только в то время, но и тогда,  когда окончится зрелище, когда она уже уйдет, в душе твоей остается  напечатленный ее образ, слова, одежды, взгляды, походка, стройность,  ловкость, прелюбодейные члены, и ты уходишь, получив множество ран. Не  отсюда ли происходят безпорядки в доме? Не отсюда ли погибель  целомудрия? Не отсюда ли расторжение браков? Не отсюда ли брани и ссоры?  Не отсюда ли безсмысленные неприятности? Когда ты, занятый, очарованный  и плененный ею, приходишь домой, то и жена кажется тебе уже менее  приятною, и дети – более надоедливыми, и слуги – несносными, и дом –  отвратительным, и обычные заботы устроения надлежащих дел кажутся  тягостными.
* * *

Не пленяйтесь безпорядочными возбуждающими  похоть зрелищами, не оскверняйте своих мыслей чуждыми непристойными  песнями. Ты можешь обуздать свои мысли, хотя бы привычка и увлекала тебя  в ту сторону. Ты не раб, а свободный, и не насильно берут тебя в плен и  порабощают, но ты сам по своей воле продаешь себя греху.
* * *

Люди  не могут дождаться дня, сгорая от нетерпения, и еще ночью мысленно  переносятся в места тьмы, чтобы непристойными зрелищами усладить взоры  или посмотреть на схватки борцов с дикими зверями. И сидя там, нередко  зрители – люди – выражают больше расположения к зверям, чем к подобным  себе людям. Неужели тебе не жалко того несчастного, который из-за куска  хлеба добровольно отдает себя на съедение зверям и в угоду ненасытимой  страсти насыщает собой утробы зверей. Но у него желудок ненасытен, у  тебя же ненасытны глаза. Иной выходит шутом, на позор себе самому  производит ужимки, за плату выдает себя с головой на смех, не стыдится  даже, если его бьют публично, сам подставляет щеки под удары. Иной  посвящает себя похотливым женским пляскам, вопреки природе и с досадой  на то, что родился у своих родителей не женщиной, и таким извращением  природы даже гордится... Чего только не делают люди ради своего чрева и  корысти и из-за тщеславия позорными делами; о таких прилично привести  свидетельство Павла: «их бог – чрево, и слава их – в сраме» (Флп. 3:19).  Не ходите же туда, не спешите делать шаги в том направлении, да и на  своих пирах не допускайте непристойных увеселений.
* * *

Хочешь  ли, сравним между собою мрачные темницы и пышные зрелища, [эти места]  одно – сетования, другое – удовольствия? Посмотрим, что происходит в  каждом из них. Там [в темнице] великое любомудрие, потому что где  скорбь, там непременно и любомудрие. Там человек, прежде богатый и  надменный, смирившись, не чуждается беседовать со всяким, кто к нему  обращается; страх и скорбь, как бы какой сильнейший огонь, проникая его  душу, смягчает ее грубость. Там он делается кротким и смиренным; там он  постигает превратность жизни, мудреет, и терпеливо переносит все. На  зрелище же все напротив: здесь смех, безстыдство, бесовское веселие,  безчиние, потеря времени, безполезное употребление целых дней,  возбуждение нечистых пожеланий, упражнение порочных похотей, школа  прелюбодеяния, училище разврата, поощрение безнравственности, побуждения  к смехотворству, примеры непристойности.

Не такова темница: там  смирение, вразумление, упражнение в любомудрии, презрение житейских  благ. Все [земное] попрано и презрено, и страх бодрствует над человеком,  как пестун над дитятей, направляя его ко всему должному. Но, если  хочешь, посмотрим на те же места с другой стороны.
Я желал бы, чтобы  ты встретился с человеком, который идет со зрелища, и с другим, который  выходит из темницы: ты увидел бы, как душа первого возмущена,  неспокойна, поистине точно связана, и как душа последнего спокойна,  свободна, возвышенна. Тот идет со зрелища, под впечатлением, ослепленный  видом тамошних женщин, несет на себе оковы, которые тяжелее всяких  железных, оковы тех мест, слов, действий.
А выходящий из темницы,  будучи свободен от всего этого, не чувствует и ничего прискорбного,  сравнивая свое положение с положением других. Он будет считать за  счастье, что свободен от уз, пренебрежет человеческими делами, видя, как  многие богатые впадают в несчастия и, будучи прежде в великой чести и  силе, содержатся там, в заключении; если он испытывает какую-либо  несправедливость, то он перенесет это терпеливо, потому что там много  примеров и этого; будет вспоминать о будущем Суде и содрогаться, видя  настоящие места [заключения]. И как заключенный в здешней темнице  становится кротким ко всем, так и те, еще прежде Суда, еще прежде  будущего дня станут кроткими и к жене, и к детям, и к слугам.
Но не  так [возвращающийся] со зрелища: он с неудовольствием будет смотреть на  жену, будет жестоко обращаться с слугами, гневаться на детей, будет  свирепым ко всем. Много зла причиняют городам зрелища, зла великого, мы  даже и не знаем, насколько великого...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened