graf_orlov33

Category:

Беседа свитских генералов

Любим Государя

Константин Дмитриевич, в качестве резюме я вам вот  что скажу. Анатолий Александрович, несомненно, прав. Время  действительно тревожное и подлое. На это закрывать глаза нельзя.  Тревожное потому, что в умы вошла навязчивая, нелепая мысль о  неизбежности каких-то событий. Это вроде заразы. А подлое потому, что  оно действительно подлое, нездоровое, аморальное. Люди  нравственно опустились, размельчали, сбросили с себя моральные шоры.  Говорю главным образом о столице. Как в провинции — не знаю. Царит у нас  вакханалия, содомский грех, погоня за развратом, за чувственными,  животными наслаждениями и за деньгами. В судах — громкие процессы.  Печать изощряется в поношении и в поругании режима. Не слышно почти  голосов благородных, возвышенных, национально достойных.

 Государственная дума — это здание, где митингуют различные господа и  говорят зажигательные речи; Милюков сказал, что Дума — это «как бы  аккумулятор общественного недовольства и рупор общественных настроений»…

— Господа, прибыл Государь, — громко сказал стоявший все время у окна Нарышкин.

Синий императорский «роллс-ройс» остановился у царского павильона. Свита быстро выстроилась для встречи…

* * *
Государь  вошел под руку с Императрицей. На нем была походная шинель  светло-серого солдатского сукна с красными петлицами и с георгиевской  розеткой по борту. На голове мягкая офицерская фуражка с кокардой.  Сильно постаревшее, исхудалое лицо было в частых глубоких морщинах. Оно  было землистого, серого цвета, с большими темными кругами под глазами, с  синевато-пепельными, сухими губами. Лучистые синие глаза смотрели  спокойно, но что-то неуловимое, затаенное, грустное было и в глазах, и в  осунувшейся, постаревшей фигуре.

Не менее сильно изменилась  также и Царица. Время, болезни и горе рукой беспощадной превратили  когда-то молодую, свежую, стройную красавицу в отяжелевшую, полную  женщину, на лице которой застыла маска печали, страданий и скорби. Уже  давно она болела сердцем, отеком ног; нервы ее были издерганы до  последней степени, но она крепилась и боролась. Государыня оставила дома  больных детей, чтобы проводить супруга. Она лучше, чем кто-либо,  понимала его душевное состояние.

Она безошибочно научилась  угадывать малейшее движение его чувств. Она знала, что его благородное,  чистое, жертвенное сердце изранено, что самые заветные желания не  осуществились, что светлые надежды разбиты, что он жестоко страдает,  чувствуя кругом враждебную атмосферу. Она знала, что за счастье русского  народа он боролся одиноко, скрывая от всех непосильный гнет креста.  Всей силой души, ума и сердца она стремилась, как разумела, как могла,  облегчить крестную ношу Государя. Она билась сама в тенетах клеветы,  вражды и ненависти, не замечая, что ее борьба вызывает удесятеренную  злобу и противодействие врагов.

«Она губит Россию», «она ведет  монархию к самоубийству», — кричали они. Царица стремилась поддержать  нравственные силы мужа; она не могла молчать, не могла оставаться  безучастной и спокойной, когда он страдал. Она помогала ему выправить  руль корабля, идущего в бурю против тяжелых, мутных волн.

Прощаясь  с ним в роковые часы, она говорила ему последние слова, как напутствие.  Она убеждала его быть твердым; она уверяла его, что все переменится  внутри, когда Россия одержит победу:

« — Замолкнут тогда все эти  гадкие, мерзкие Родзянки, Гучковы и Милюковы. Россия пойдет гигантскими  шагами к светлому будущему. Надо только напрячь все усилия для победы…  Они ненавидят меня, потому что я стою за твое дело, за Беби, за Россию… Я  более русская, чем они, попрекающие меня немкой. Я борюсь за разумный  порядок, за труд, за полезную для государства инициативу; я восстаю  против праздности, лени, роскоши, разврата и прожигание жизни. Они не  отнимут у меня права быть русской. Мои дети воспитаны русскими, моя душа  слилась с Россией неразрывно»…

Государыня не знала компромиссов  ни со своей совестью, ни со своими убеждениями. Прямолинейно, настойчиво  отстаивала она то, что, по ее мнению, было хорошо, полезно и нужно. Она  принадлежала к разряду людей негнущихся, не умеющих лукавить, льстить,  разводить дипломатию. Она жила обособленной, замкнутой жизнью; это  отчуждало от нее приближенных и увеличивало количество недовольных.

 Она не умела и не хотела уметь нравиться. Государственные дела она  понимала не хуже любого министра. Ее беспокоили война, снабжение,  транспорт и продовольственные затруднения в столице. Она говорила мужу:

—  Все делается не так, как нужно, — отстает, опаздывает. Ничто не  делается быстро, умело и решительно. Почему Германия, окруженная со всех  сторон врагами, стиснутая блокадой, до сих пор справляется с  трудностями войны? Только потому, что там есть порядок, нравственная  дисциплина, сознание долга, обязанностей и чувство ответственности. Там  весь народ, от первого до последнего, стремится к единой цели — победе.  Там не митингуют, там борются, там жизнь и смерть каждого поставлены на  карту. А у нас — все пустые слова и ради пустых слов, мы в богатейшей  стране кричим о голоде…

Государыня волновалась; лицо ее горело  красными пятнами, в глазах были мольба, любовь и страдание. Она спешила  все высказать, что наболело на душе, что она, вероятно, говорила уже  много раз и к чему возвращалась постоянно:

— У нас все газеты  захвачены евреями. Даже «Новое время» подкуплено Гучковым и  Рубинштейном. Сзади, за занавесом, скрывается таинственный дирижер,  управляющий силами революции. Под его палочку пляшет Государственная  дума и ведется отвратительная подлая пропаганда против тебя, меня и  правительства. Надо бороться с ними тем же оружием. Надо иметь свои  газеты, которые бы обезвреживали зловредные влияния. Надо показать им  силу, хлопнуть кулаком по столу, надо лишить людей, сеющих смуту,  возможности продолжать злое, преступное, антигосударственное дело. К  сожалению, у наших министров нет ни умения, ни дерзания, ни мужества.

Надо  окружить тебя такими людьми, которые были бы бескорыстно верны тебе,  которые бы честно и нелицемерно служили тебе и России, которые бы знали,  что надо делать для пользы государства. Если люди на войне проливают  свою кровь за Отечество и гибнут тысячами, то они вправе желать,  требовать, чтобы люди в тылу помогали им в борьбе с внешним врагом. Там,  на боевых полях, не митингуют, там герои, а здесь гниль и тля.

Одному  Богу известно, сколько я перестрадала, когда заболевал Беби, когда все  профессора и доктора были не в состоянии помочь ребенку. Только один  Григорий действительным образом облегчал его болезнь. Они убили нашего  друга. Они отняли у меня, матери, последний луч надежды. Они  безжалостные, бессердечные люди. Всякий, кто возводил хулы на Григория и  поносил его, — шел против тебя и России. Я часто говорю тебе об этом,  но, Господи, как тяжко жить, как страшно на душе. Меня пугает его  предсказание. Неужели впереди бездна… Просыпаясь, я вижу этот кошмар  наяву. Я цепенею вся…

Прощаясь, она целовала его глаза, его руки,  как мать, как жена, как друг. Она торопилась влить в его душу пламенную  веру, в его сердце — спокойствие и силу. Но еще больше волновала его.  Она почти шептала последние слова:

— До свиданья, мой  драгоценный, мой ненаглядный, любимый мой, солнышко мое, муженек мой,  мой собственный. Верь мне, я навсегда, до смерти, твоя жена и друг. О,  как страстно я хотела бы видеть твое дорогое лицо не омраченным  заботами, не уставшим от трудов и тревог, не обеспокоенным, но сияющим  солнечной улыбкой твоих чудных глаз, как тогда, когда начиналась наша  любовь.

Бог возложил на тебя тяжелое бремя, но Он подаст тебе  мудрость и силу и вознаградит за кротость и терпение. Наступит, наконец,  хорошее время, когда ты и наша страна будет вознаграждена за все  сердечные муки, за всю пролитую кровь. Все, кто были взяты из жизни,  горят, как свечи перед Престолом Всевышнего. И там, где бьются за правое  дело, там будет окончательная победа…

Прощай, мой дорогой. Ты  для меня все самое ценное и святое в жизни. Я так хотела бы быть тебе  полезной, облегчить твою ношу, утешить тебя, когда ты страдаешь, отдать  тебе все мои силы, всю мою любовь и всю мою кровь до последней капли. Но  мы все врозь и врозь… Я одна, чужая всем, и ты там один…

Усилием  нечеловеческой воли Царица удержала себя, чтобы не расплакаться.  Перекрестила его, снова поцеловала в глаза, в губы и, придерживаясь  руками за стены, медленно вышла из вагона. Это была трепещущая белая  чайка, смертельно раненная, бьющаяся о полую, мутную воду подбитыми  крыльями, стараясь преодолеть слабость, боль и последнее томление…


Генерал Сергей Позднышев

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened