graf_orlov33

Categories:

КАК КРАСНЫЕ ПОДАВЛЯЛИ ВЫСТУПЛЕНИЕ БЕЛЫХ В ЯРОСЛАВЛЕ

(Воспоминая красного пролетария)


Воспоминания  о Ярославском Белогвардейском мятеже 1918 года «Что такое? Не стрельба  ли? — был первый вопрос у каждого, просыпавшегося утром 6-го июля 1918  года. Я, то же самое, сначала думал, что у нас на дворе дрова сваливают.  Все собираются и друг друга спрашивают, но достоверно еще никто ничего  не знает. «Это англичане с севера наступают, большевиков сшибают и нам  жизнь хорошую обещают», — сказал мимо проходивший с разноцветной  белогвардейской ленточкой на пиджаке мужчина.
Но вот стали  разъезжать белогвардейцы верхами и распугивать с улицы собиравшийся  кучками народ; появились на улицах воззвания, что, дескать, мы, власть  насильников и обманщиков сшиблена, идите на защиту своих интересов.  Полное непонимание. Но вот прошел первый день, второй и т.д., англичан  все нет, а стрельба все усиливалась. Когда город запылал, жители в  страхе побежали с узелками и ребятами в более надежные места — в  подвалы. Писк ребятишек, плач женщин, стрельба, пожары, -все это вместе  взятое создавало картину полного разрушения и разорения. С вечера,  обыкновенно, стрельба со стороны наших усиливалась и ночью превращалась в  общий гул со свистом пролетавших снарядов. Небо от огня становилось  багрово-кровавым.

Кроме страха обстрелов жителям приходилось  терпеть и голод, а в большей степени жажду — не было воды. За водой  бегали на далекие расстояния — на колодцы и на Волгу, рискуя жизнью,  находясь под пулями. Многие погибли только за ведро воды. Население  начинало роптать, не видя конца, затеянному Белыми делу, но последние  успокаивали, что, дескать, мол все скоро кончится, потому что подмога  недалеко, — англичане должны прибыть, но это была уловка. Поднять  подобные восстания в других местах Советской Республики, кроме  Ярославля, Белым не удалось. В результате — разрушенный более чем  наполовину город, разорено население и осиротевшие дети.

Невольно  припоминается кошмарная сцена. Наступала зловеще-страшная ночь.  Начался усиленный бой, зарево окрашало атмосферу темно-кровавым светом.  Мы сидели в подвале, ожидая с минуты на минуту разрушения нашего  убежища и смерти. Вдруг раздался страшный взрыв снаряда, ударившего в  кирпичную стену сарая, стоящего напротив дверей подвала, и красная  кирпичная пыль, освещенная взрывом снаряда, ворвалась в открытые от  напора воздуха двери подвала; все стекла здания полопались. «Пожар», — у  всех мелькнуло в голове. Смятение, общий гул, — ничего не поймешь. Кто  замер, как бы оставаясь неподвижным, кто бросился к окнам, кто к  стоящему ведру воды (утопающий за соломинку хватается), но, к счастью,  все прошло благополучно. Да, столько ужаса пережили в более  малоразрушенной части города, а про разоренных и говорить нечего.

Можно  себе представить, как велика была радость граждан Ярославля по  окончании мятежа, хотя много было пролито слез по убитым родным и над  своей нищетой, после полного разорения. Вместо приспешников капитала на  улицах появились защитники интересов пролетариата — красногвардейцы —  рабочие и крестьяне. Измученное население Ярославля, а с ними и весь  пролетариат шлет по адресу капиталистов проклятие за их козни над  завоеванием пролетариата.
* * * *
Ник. БАБИН Рабфаковец II к. Ник. Бабин 15/VII 24 г.
-----------------------------------------------------------------------------
Примечание:  на премию не претендую, кто находился в малоразрушенной части города —  104 госпиталь на Волжск, набер. (бывш. Женек, духовн. училище). Но как  воспоминание, если будет возможность, прошу поместить в газете. Ник.  БАБИН

ФГА ЯО — ЦДНИ. Ф. 394. Оп. 1. Д. 63. Л. 45—46. Рукопись. Подлинник.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Словом восстания против Красных в Ярославле почти никто не поддержал,  кроме немногой молодежи и некоторой части рабочих. Остальные боялись,  оставаясь в стороне. Нейтралы.
Красные две недели почти безпрерывно  обстреливали город из тяжелых орудий, превратив его в руины... Далее все  как всегда. Закончилось дело репрессиями и расстрелами... Чужого  русского города не жалко - Россия для них не своя. Город сметен почти с  лица земли. А виноватыми оставили Белых, они де виноваты, что подняли  мятеж, против незаконной кровавой захватнической власти. Должны были  сидеть ниже травы - не высовываясь. Спросите у населения СССРФ кто  виноват в разгроме Ярославля, и 90% вам ответит, что - без сомнения  Белые негодяи, предатели и душегубы.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ Белым героям,  не побоявшимся выступить. Горстка офицеров и молодежи вышвырнула вон из  города целые орды негодяев изменников вооруженных до зубов.

============

ВОСПОМИНАНИЯ И. КОСТЫЛЕВА 1924 г.

Мои воспоминания о белогвардейском мятеже г. Ярославля 6 июля 1918 г.

Жил я тогда в г. Ярославле на Которое [ль] ной наб. дом № 28, работал на мельнице быв. Вахрамеева.

6  июля 1918 года, т.е. в субботу утром я пошел, как по обыкновению на  работу, только вышел на улицу и вижу картину: разтянулась по берегу  Которости, направленую в сторону Москов. вокзала цепь солдат с  георгиевскими ленточками. Один из солдат так грубо спросил: «Куда  идешь? Не ходи, сейчас будет стрельба». Я думал, что они на тактических  занятиях. Но очень что-то рано. Это меня удивило. Но я все-таки пошел  дальше, мне опять сказали, чтобы я ни ходил. Я, конечно, воротился. Не  успел придти домой, как слышу удар из орудия, потом второй и третий, и  пошла канонада, так что стекла дрожат. Жена спрашивает, что сто значит, я  и сам не знаю, что ответить. Потом как ударило во второй этаж (я жил  внизу), тогда мы поняли, что что-то неладно и давай перебиратся в  подвал. Вещи, что было, закопал в землю. Хотели посмотреть на улицу, но  было уже невозможно.

В один день, когда перестрелка была пореже  (последнее время были перерывы), я в один из таких перерывов пошол  навестить на мельницу к своим рабочим в общежитие, выхожу на панель,  вижу идет старуха, трах и она упала мертвая, потом подходит ко мне один  из белогвардейцев и предлагает вступить в ряды Белой гвардии со словами:  «Что вы такой молодой не идете защищать Ярославь от неприятеля». Я  ничего ему ни сказал, воротился обратно в подвал и больше не выходил.

В эти дни в Ярославле было жить очень опасно и не думали, что завтра будем жить, так и все 16 ден настроение было самое ужасное.

21  июля утром часов 7—8 слышу из подвала крик: «Выходи все мужчины на  улицу». Ну, думаю, не отвертелся. Когда вышел на двор, то увидел уже  другую картину, нет тех солдат, что с георгиевскими тряпками, а на дворе  солдаты стоят в числе 8—9 человек с красным флагом. Тогда я понял, что  победа за нами. Солдаты нас посылают идти на Всполье, но кроме женщин.  Мы, конечно, пошли. Идем по Рождественке, а там стоит цепь солдат по  обе стороны, лица у них измученные, но веселые. Везде дымятся обгорелые  бревна и валяется трупы солдат и вольных, картина еще ужаснее.

Придя на вокзал, нас разместили по баракам.

На  другой день повели нас в сад к столу для регистрации. Когда подходили к  столу, то спрашивали, где я находился в это время, т.е. с 6 до 22 июля  1918 и не знает ли кого из присутствующих учасников мятежа. Я, конечно,  сказал, где был, и мне выдали удостоверение, которое хранится у меня по  сие время. Но удостоверения выдавали не всем. Кто был подозрительней,  того отправляли на ж.д. насыпь для разплаты. После этого нас распустили  по домам, иду обратно домой, а там нас и не ждали живым, думали, что нас  погнали на разстрел.

Вот эту картину, которую я описал, не забуду до самой смерти, и где сойдемся на работе, сейчас и вспоминаем эти кровавые дни.
Смерть палачам. Да здраствует всемирная революция!!!

И. КОСТЫЛЕВ 17/VII-1924
ФГА ЯО — ЦХДНИ. Ф. 394. Оп. 1. Д. 63. Л. 43-44. Рукопись. Подлинник.

(Сохранены особенности орфографии и пунктуации подлинника)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened