graf_orlov33

Categories:

Выдержки из частной переписки

Станислав Лем,

Всё то, что  следовало бы сказать о советах, уже много раз красочно и подробно  рассказано, написано и опубликовано. Здесь я, естественно, читаю книги,  которых не могу заполучить в Польше , в т.ч. частные воспоминания  немцев, по которым прокатилась лавина Красной Армии в 1945 – когда  Гитлер потерпел поражение. Преимущественно, это мемуары  из Померании. Среди них были заметки одного врача, графа, человека  верующего, который пережил этот ад и видел всё, на что способны советские,  сформированные той уродливой коммунистической системой. И эти воспоминания были для меня  формулировками моих собственных мыслей и суждений, которые я к тому  времени на бумаге ещё не зафиксировал. Хотя я не видел ничего из того,  что видел он.

Жестокость немцев, которые входили в оккупированные  страны во времена Гитлера, ни по глубине, ни по широте, даже сравнивать  нельзя с советской. Для немцев это поначалу была банальность и именно  механически и обезличено следовали они заповедям, по которым себя  считали высшей расой, а нас, евреев, называли «Ungeziefer»,  вредителями-паразитами, которых следует уничтожать. Притом они считали  нас вредителями коварными, одаренным такой хуцпой, что по своей  лодырнической мимикрии приобрели сходство с Человеком. Советские же, со  своей стороны, осознавали подлость и низость безсловесно и глухо, что  делало их способными на что угодно: изнасилование 80-летних старух,  убийство как бы между прочим, разрушение и уничтожение всех признаков  достатка и цивилизованной состоятельности. При этом демонстрируя в  безкорыстии этого уничтожения немалую предусмотрительность, инициативу,  внимание, сосредоточенность, напряжение воли. Этим они мстили не только  немцам (в конце концов -другим!) за то, что немцы устроили было в Советской  России, но и мстили всему миру за пределами своей тюрьмы местью, самой  подлой из всех возможных: ведь они обгаживали всё - никакие животные не  демонстрируют подобной , так сказать, ЭКСКРЕМЕНТАЛЬНОЙ жестокости,  которую демонстрировали пролетарии, забивая и наполняя своими экскрементами  разгромленные салоны, госпитальные залы, биде, клозеты, гадя на  ​​книги, ковры, алтари; в этом обгаживании всего мира, который они  теперь могли (какая это радость!) испинать, истолочь, обгадить, а ко  всему еще и изнасиловать и убить (они насиловали женщин после родов,  женщин после тяжелых операций, насиловали женщин, лежавших в лужах  крови, насиловали и гадили, а кроме того они должны были воровать  наручные часы. Когда один малый бедняга-солдафон уже не имел шансов  среди немцев в госпитале, потому что его предшественники забрали все,  что можно было забрать, он расплакался от жалости и одновременно  выкрикивал, что когда немедленно не получит наручные часы, то застрелит  трех первых встречных.

Как-то в Москве, в 1961 году, после 12  ночи я приехал прямо из аэропорта в ресторан одного «эксклюзивного  отеля», двери которого с улицы атаковала толпа желающих позабавиться. И  хотя там никто никого не насиловал, не убивал и не гадил, я увидел то,  что произвело на меня неизгладимое впечатление, я назвал их обезумевшей  стадом, поскольку они не верят в Бога, то есть, я видел людей, которым  отрезали Ценности, тотально ампутировав этику; это было действительно  отвратительное зрелище.

Эти истории, эти диагнозы известны, а  наша цивилизация делает, что лишь может, чтобы их скрыть, затоптать,  похоронить, не замечать, не признаваться в этом, а если не удастся, то  explain away [объяснять как можно проще]. Советская система, как  проявление corruptio optimi pessima [испорченности того, что лучше] de  facto является системой сохранения всевозможных тех черт, на которые  вообще способна подлый человек. Измена близких, предательство друзей,  ложь на каждом шагу, жизнь в фальши от колыбели до могилы, попрание  традиционных ценностей культуры и бетонирования определенных формальных  аспектов этой культуры; ведь ясно, что то насилие, истязание и  обгаживание является одной стороной монеты, а другая её сторона - это  советское пуританство, викторианство, «отечественность», «патриотизм»,  «коммунистическая нравственность» и др. Что тут писать, что здесь можно  добавить! И радикальному неверующему, такому, как я, мысль о том, что  Бога, пожалуй, и нет, однако сатана наверняка все же существует, если  существуют Советы, - эта мысль навязчиво возвращается снова и снова.

Огромная  сверхдержава со сфальсифицированной идеологией (никто в нее не верит),  со сфальсифицированной культурой, музыкой, литературой, школьным  образованием, общественной жизнью — все сфальсифицировано от "A" до "Я"  настолько добросовестно, под таким давлением репрессий, под таким  полицейским надзором, что эта мысль рождается как сама собой: кому это  все может служить лучше, чем Повелителю мух (Вельзевулу)??? Я знаю, что  его нет - и в некотором смысле это даже еще хуже в плане постановки  диагноза, из-за отсутствия отрицательного полюса трансценденции… 

Lem S. Listy, albo opór materii, Kraków: W-wo Literackie, 2002, s. 261-263.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened