graf_orlov33

Разсказъ партизана Красникова А.С.

Изъ 7-го отряда бригады Дубова, перешедшаго на сторону нѣмцевъ 23 мая 1944 года.


 «30 января 1944 года партизаны изъ 7-о отряда бригады Дубова около 12  часовъ ночи прибыли въ деревню Боръ Чашниковскaго района. Я въ это время  находился дома. Зайдя ко мнѣ въ квартиру, партизаны обвинили меня въ  томъ, что я до сихъ поръ не пошелъ въ ихъ банду. Меня забрали подъ силой  оружія и завели въ лѣсъ. Послѣ предварительнаго допроса меня зачислили  въ отрядъ въ качествѣ рядового партизана, гдѣ я увидѣлъ, что  партизанщина несетъ разореніе мирному населенію, и потому я рѣшилъ уйти  отъ нихъ въ свою деревню. Использовавъ удобный моментъ, я ушелъ въ  февралѣ мѣсяцѣ домой, гдѣ скрывался около двухъ недѣль. Въ половинѣ  февраля пріѣхали партизаны съ артдивизіона бригады Дубова въ деревню  Боръ. Я бросился бѣжать. Партизаны открыли по мнѣ огонь изъ автоматовъ и  ранили въ ногу, подобрали и отвезли въ Ушаческiй районъ на излѣченіе,  гдѣ я лѣчился до мая мѣсяца. Въ маѣ мѣсяцѣ меня возвратили обратно въ  седьмой отрядъ бригады Дубова и зачислили въ хозвзводъ рабочимъ на  кухню. Видя крайнюю безнадежность партизанщины, я во время бомбежки  нѣмецкими самолетами нашего расположенія «Волова гора» 16-го мая 1944  года убѣжалъ вмѣстѣ съ партизаномъ Бонисеевымъ Егоромъ въ деревню Боръ,  гдѣ и прожилъ до 21 мая. Когда партизаны пришли и забрали мою жену, то  мы были вынуждены вернуться обратно къ партизанамъ.

Когда мы  пришли, мою жену отпустили, а меня съ Бонисеевымъ посадили въ баню.  Начальникъ особаго отдѣла бригады Дубова жидъ Аверинъ допрашивалъ,  почему мы не хотимъ воевать. Первымъ на допросъ вызвалъ Бонисеева.  Допросъ длился около полутора часовъ. Меня допрашивали мало. Сразу послѣ  допроса намъ прочитали приговоръ: «высшая мѣра наказанія». Насъ двоихъ  конвоировали четыре партизана подъ командой замѣстителя комиссара  отряда. Идя по дрогѣ, я спросился снять сапоги, ибо они жали мнѣ ноги,  онъ разрѣшилъ. Придя въ деревню Пахомовичи, трое партизанъ зашли въ домъ  поѣсть. Съ нами остался одинъ Шастиковъ Иванъ. Тутъ я схватилъ сапоги  въ руки и бросился бѣжать въ лѣсъ. По мнѣ открыли партизаны огонь, но  уже было поздно. Я побѣжалъ по лѣсу и спрятался въ болотѣ, гдѣ просидѣлъ  до двухъ часовъ ночи, откуда убѣжалъ домой. 22 мая, забравъ жену и  дѣтей, пришелъ къ нѣмцамъ въ деревню Дворецъ.

Знаю слѣдующіе  случаи разстрѣла партизанами людей, не желающихъ быть въ партизанахъ: я  самъ видѣлъ, какъ въ маѣ мѣсяцѣ 1943 года партизаны 10-го отряда бригады  Дубова разстрѣляли въ лѣсу около деревни Вишеньки дѣвушку, ранѣе  проживавшую на 116 километрѣ жел. дороги Орша-Лепель, Жилинскую съ ея  отцомъ за то, что она не хотѣла быть въ партизанахъ и убѣжала домой.  Партизанъ Пшонка Петръ Петровичъ изъ 116 кмъ разстрѣлянъ публично передъ  строемъ въ Усаческомъ р-не въ деревнѣ Клапы за то, что не пошелъ  организовывать партизанскіе отряды въ Западной Бѣлоруссіи.

Въ  декабрѣ мѣсяцѣ 1943 года дѣвушка изъ деревни Дворецъ Балоболова Марія  пріѣхала въ деревню Боръ къ своей теткѣ. Банда 1-го отряда бригады  Дубова, обвинивъ ее въ шпіонажѣ, разстрѣляла около деревни Боръ.

За  время своего пребыванія въ партизанахъ я замѣчалъ, какъ партизанскіе  комиссары проводили пропаганду объ успѣхахъ Красной арміи, а также  противъ листовокъ, разбрасываемыхъ нѣмцами и бригадой Каминскaго.  Правда, рядовые партизаны этой пропагандѣ не вѣрятъ, а даже смѣются. Я  знаю много такихъ партизанъ, которые не желаютъ быть въ партизанахъ, но  бояться переходить на сторону нѣмцевъ и добровольцевъ, боясь, что ихъ  разстрѣляютъ. Теперь я убѣдился, что партизанъ-перебѣжчиковъ и плѣнныхъ  никто не разстрѣливаетъ, это скоро узнаютъ всѣ партизаны и послѣдуютъ  моему примѣру. Я увѣренъ, что всѣ рядовые партизаны повернутъ оружіе  противъ большевицкихъ комиссаровъ.

Питаніе партизанъ состоитъ  исключительно изъ награбленнаго у мирныхъ крестьянъ. Утромъ выдаютъ 150  граммъ хлѣба и супъ изъ мерзлаго и тухлаго картофеля, безъ соли, въ  обѣдъ 200 граммъ хлѣба и такой же супъ, вечеромъ хлѣба не даютъ. Мяса  абсолютно нѣтъ, т.к. въ «партизанскихъ» деревняхъ совсѣмъ нѣтъ скота.
Жилищныя  условія невыносимыя, почти все время партизаны находятся въ лѣсахъ,  подъ открытымъ небомъ, даже не имѣя землянокъ. Въ населенныхъ пунктахъ  партизаны располагаться бояться изъ-за бомбежки германскими самолетами.

Хлѣбъ, собранный у мирнаго населенія осенью 1943 года, зарытъ въ лѣсахъ въ землю, онъ протухъ и не пригоденъ для питанія.
Въ  нашемъ отрядѣ есть одинъ жидъ Бляхманъ, который спасетъ свою шкуру за  спиной русскихъ партизанъ. Многіе партизаны надъ нимъ смѣются, называя  его жидомъ.
Хлѣбъ нашего отряда зарытъ въ лѣсу около Воловой горы, за  Лепелемъ, а 9-го отряда бригады Дубова около деревни Васьковщина. 10-го  отряда - въ лѣсу около дер. Ковалевщина.
-----------------------------------------------------------------------------
Матеріалъ собралъ пропагандистъ Райстражи Чашниковскaго р-на Долгій

29 мая 1944 г. Чашники.
* * * *
(ГАРФ, ф.5861, оп. 1, д. 39, л. 115-117)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened