graf_orlov33

Category:

НА СВЯТУЮ И ВЕЛИКУЮ ПЯТНИЦУ


Уже исполнен нами подвиг Поста, но он окончился Крестом: да и как надлежало бы разрешиться концу победы, если не трофеем?
А Крест – трофей; однажды водруженный – он всегда обращает демонов в бегство.  И Крест – всемогущая сила, невидимая стрела, невещественное врачество, прекращающий огорчения источник, непостыдная слава; так что, хотя бы я  говорил о Христе и иное многое, хотя бы я привел в изумление слушателя,  повествуя о безчисленных чудесах, я не в такой степени гордился бы ими,  как горжусь Крестом. Например, я, положим, говорю: Иисус произошел от  Девы; великое чудо – миновать брак и ввести новое в природу; но, если бы  не было креста, то делами не спаслась бы первая Дева рая; теперь же во  время креста спасается первая жена, новыми дарами исцеляющими древнее  зло. Иисус переплыл море, Бог – в корабле: дерево скоротечное принесло  пользу; я же получил дерево вечное, благое, пользуясь которым вместо  кормила, удаляю от себя духовные волны греховности.

Со скорбию я  соглашаюсь с вами, встречаясь с древними страстями, слыша, что Адам  изгнан от отеческого очага, что человек, рая гражданин, питался без  обрабатывания земли, без дождя жил роскошно, что он нисколько не  нуждался для жизни ни в соединенных с потом усилиях или заступе, или  труде, или напряжении, утешался всегда цветущими деревьями, переходил от  цветов к цветам, от плодов к плодам, имел потребное вслед за желаниями,  но по причине красоты созерцаемого не знал, на что прежде положить свои  руки; я часто оплакивал столь великое блаженство, видя, что он лишился  его, – потому что это несчастие было обще и оно соприкасалось с нашим  родом. А после того как я обратился к Евангелиям и взял себе этот день  (потому что шестой был и тот день и этот), то я и утратил печаль, и  своим словом несу пред собою радость, и говорю себе и вам: отбежала  скорбь, печаль, стенание; древнее миновало, вот настало все новое.
 День креста, и мы все радуемся и воздерживаемся от зол и очищаем все:  внутреннее, внешнее. Это – смысл Праздника, это – образ радости.

Итак, что совершено сегодня? Да не пройдут мимо наших ушей совершенно чудеса этого дня!
Был  уже свет и уже наступало утро, и Он со связанными руками вводится в  преторий Пилата. С какими руками? Исцелявшими слепых, врачевавшими  хромых. И пальцы, давшие зрение, пригвождаются узами, и Исцелитель  естества удерживается насильно от исполнения свойственного Ему дела. Это  воздано Господу. «Заключающий воды в облаках» (Иов.26:8) связан,  «изводящий окованных мужественно» (Пс.67:7), дарующий «пленным  освобождение»; связан разрешивший Лазаря от уз смерти; приведен в  преторий дориносимый безчисленным множеством Ангелов.
Предстоит  Пилату имеющий Своим престолом небо; удерживался силой Творец влекомый  немощными творениями, Создатель – созданием, Совершитель – совершёнными.  Итак, что же затем? Что делается? «И они, – говорит (Писание), – не  вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху»  (Ин.18:28). О, великое беззаконие! Они совершают неправедное убийство и  отказываются войти в преторий, остерегаясь, чтоб не оскверниться, хотя  они уже были осквернены, выкупая овцу овцой. Итак, ожидал суда Судия  всей вселенной; ожидал, как подсудимый Свидетель душ; Тот, Кто сотворил,  был и судимым; и люди, судя, сидели, а Бог стоял, и, стоя, молчал, стоя  возле преддверия человеческого – Господь небесных врат.
Вопрошал  Пилат, быть может, более человеколюбивый, чем иудеи. Зачем я говорю:  быть может? Совершенные дела покажут истину. «В чем вы обвиняете  Человека Сего?».
Кто может обвинить Бога? Я вынуждаюсь сказать от  лица Пилата, так как Иисус молчит, не потому, что Слово имело недостаток  в словах, но – чтобы ответом не устранить венца Креста. И неимущий  пожелал стяжаний? Чужих жилищ – Тот, Кто никогда не имел, где склонить  Свою главу? Имуществ – Тот, Кто обнажил и Своих учеников до пояса? Не  имея осла, достал чужого, чтобы благословить ваших детей. Скажите  причину, придумайте, умертвите на законном основании. Иудеи ему  ответили: «если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе»...  Великое указание на некие дела, какая неопределенная причина!
Назови проступок и не вводи в заблуждение слушателя.
Пилат  говорит им: «возьмите Его вы, и по закону вашему судите» (Ин.18:31).  Благомыслящий судья сложил тяжесть ответственности на голову иудеев: вы  возьмите участника злодеяний и судите сами.
Иудеи ему говорят: «нам  не позволено предавать смерти никого» (Ин.18:31). Итак, почему же вы  убили Исаию, почему – Захарию, почему – множество из пророков? Но вам  «не позволено предавать смерти», не потому, что вы не желаете, но  потому, что не можете, так как они были уже лишены такой возможности  римлянами. Итак, Закон уже разрушен, упраздненный на деле, сохраненный  лишь в чернилах; разрушил же его Иисус Законодатель, Который был связан.  
А Пилат говорит: «я никакой вины не нахожу в Нем» (Ин.18:38). Не ты  только, Пилат, но – ни иудеи, ни слепые, ни мертвые, ни солнце, ни  луна, ни мир, ни все праведные пророки и мученики, ни пророк, говорящий:  который «не сделал греха, и не было лжи в устах Его» (Ис.53:9). Все  соглашаются с Пилатом, вынося согласно приговор - невинен!
Шумно спорят одни только иудеи, с криком обвиняя Его и соперничая между собой в старании затемнить истину.
Между  тем как это совершалось, и Пилат не мог ни говорить, ни слушать по  причине безпорядочного шума. Но тут и жена его, прекрасная помощница,  удерживая спешившего мужа послала весть: «не делай ничего Праведнику  Тому» (Мф.27:19); если можешь, спаси Его; если же не можешь, то сбереги  себя; она почти говорила то, что изрек Давид: «не погуби души твоей с  грешниками и жизни твоей с кровожадными»... (Пс.25:9).
--«Не делай  ничего Праведнику Тому, потому что я ... во сне много пострадала за  Него» (Мф.27:19). Как Иосиф, она созерцает в сновидении истину,  свидетельствуя вопреки безумным крикам иудеев, так как надлежало, чтоб  они были побеждаемы женщинами. Победила иудеев Раав-блудница, победила  их кровоточивая, победила хананеянка; и теперь опять женщина – против  них.
Иудеи стеснены словами Пилата; они отвечают ему: «мы имеем  закон, и по закону нашему Он должен умереть» (Ин.19:7). Какой Закон?  Подтверждаемый какими изречениями? Быть может, теми, которые сегодня  были прочитаны? «Как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред  стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих ... за  преступления народа Моего претерпел казнь» (Ис.53:7–8). Вот какие нахожу  полезные для них слова; в другом же месте никоим образом не нахожу,  чтоб Иисус был закалаем по праву.
Пилат вошел в преторию, уступая  гневу иудеев, стараясь погасить неугасимый пламень. Вышел и вошел; и еще  более зажег огонь ярости. Он вышел с увенчанным Иисусом, что для иудеев  было неприятным зрелищем, – показывая врага их уже увенчанным, уже  победителем, уже облеченным царским видом. Хотя это было сделано ради  осмеяния, но было иносказательным указанием на присущее Ему по естеству  Царское достоинство. Когда же они увидели Его, Которого часто видели и  не были способны познать, на Которого, всегда взирая, воспламенялись,  истощаемые собственным огнем, то тот час подняли свой содомский крик, и  пришли в неистовое состояние: «возьми, возьми, распни Его! ... —Царя ли  вашего распну? .... Нет у нас царя, кроме кесаря» (Ин.19:15), говорят  они. Отречение – без преследования, безбожие – после египетских зол:  «вот бог твой, Израиль, который вывел тебя из земли Египетской»  (Исх.32:4). Вы не имеете царя, кроме кесаря?
Кто же путеводил вас в  пустыне? Или кто питал? К кому восклицает Моисей, говоря: «Господь будет  царствовать во веки и в вечности» (Исх.15:18)? Итак, после того, как вы  отреклись от своего Царя, – останетесь на будущее время без Царя, влача  вечное ярмо рабства. Это совершено до данного часа. Но посмотрим и на  оставшуюся часть дня, так как весь этот день – святой. Они взяли Его –  увенчанного; чем? Терниями – этими иудейскими дарами. «Ждах, да сотворит  гроздие, сотвори же терние» («я ожидал, что он принесет добрые грозды, а  он принес терние») (Ис.5:2, 4): Он был заушен, был бит, принял  бичевания; но ничего этого не устыдился перенести. Стань вместе с Исаией  и созерцай Бога его глазами.
Итак, что тот говорит? «[Господи!] кто поверил слышанному от нас?... Мы видели Его, и не было в Нем ни вида, ни красоты....
Он  был презрен и умален пред людьми». Он не имел красоты, ни вида, Он –  Художник всякой красоты; Он оплакивал злодеяния иудеев, «человек,  израненный и изведавший болезни». Человек, не Бог, потому что подвергнут  был ударам Человек, а не Бог. Кто же это – переносящий много страданий и  испытывающий много печалей и всеми биемый? Ужели праведно Он претерпел  то, что претерпел?
«Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни» (Ис.53:4).
«Я никакой вины не нахожу в Нем» (Ин.18:38).
Претерпев  столь великое безчестие, Он остался безстрастным; Он был ранен,  оплеван, перенес самое постыдное, и Он же самый остается достойным  почета, славным как бы один из уязвленных, как говорит сам Исаия: «а мы  думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен  был за грехи наши и мучим за беззакония наши» (Ис.53:4–5).
* * *
Творения  святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиеп. Константинопольского, в  рус. переводе. Издание СПб. Духовной Академии, 1896. Том 2, Книга 2.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened