graf_orlov33

Categories:

СОСТОЯНИЕ НАУКИ В СССР


«Шарагами», а чаще - «шарашками» в СССР  некоторые осведомленные граждане называли военные КБ за колючей  проволокой. Знали об этом единицы – ничтожный процент ко всему населению  страны. Гостайна.
Их официальное название - Особые  конструкторские бюро (ОКБ) НКВД. Созданы эти ОКБ были еще в 1930 г., под  патронажем ОГПУ. Впрочем, до 1939 года этих научно–конструкторских  тюрем насчитывалось не так уж много. Главный стимул к увеличению их  количества был дан приказом Лаврентия Берия, который он подписал в янв.  1939 г.. Этот приказ определил назначение ОКБ, их структуру, штат  «вольных» сотрудников и охраны, режим работы и особенности быта ученых и  инженеров, попавших в сети конструкторского рабства.

Система  была проста , экономна и эффективна. Профессора, инженеры высших  разрядов, изобретатели — народ с высокими запросами. Им большие деньги  плати, персональные ставки, квартиры, особые пайки. На воле вообще  баловства много всякого. И развлечений...
Значит, на свободе инженер  не может работать в полную силу на пользу народного хозяйства. Работяга,  тот с помощью парткома - завкома еще вытягивает на стахановца, — за  него думают другие; он и даст, сколько велят, хоть сто, хоть двести,  хоть тысячу процентов. А вот с высоко квалифицированными технарями —  дело много сложнее.
Такому уже могут помочь только родные органы...
Берут  такого вшивого интеллигента за шкирку, волокут на Лубянку, в Лефортово —  признавайся, мол, на кого шпионил, как вредительствовал, где  саботировал...Заставят если зима голого на морозе бегать или водой  ледяной обливать начнут. Надают по морде, по ребрам, позажимают кое что  из органов дверью — но так, чтобы не убить, не искалечить, но чтобы  напечатлелось в памяти, чтобы почувствовал, что он не совсем человек, а  вообще никто, и госорганы могут делать с ним все, что хотят. Прокурор  ему объяснит статьи, пообещает «вышку».

А потом, после всего  предъявленного, дают арестованному великодушно десятку. Иному хлюпику и  15, и двадцать лет вместо «вышки» покажутся подарком — нечаянной  радостью. И тогда его утешат: старайтесь, можете заслужить досрочное  освобождение и даже награды. Докажите, что искренне раскаялись, что ваши  знания, умения полезны Родине — и все прежнее вам вернется, и даже еще  больше получите...

Шквал репрессий, начавшийся в 1937 г., увлек в  Лагерные «дебри» немалое число научных работников, изобретателей,  конструкторов, талантливых инженеров. Они там гибли на лесоповале, в  карьерах и шахтах без особой пользы для государства. И когда по приказу  Берия развертывание «шарашек» приняло массовый характер, немало этих  «зэков» (кто не помер) отыскали и перенаправили в другие «зоны» -  конструкторские.

Еще до войны определилось основное направление  их работы – военное. В сущности, не было такой отрасли Военной  Промышленности, на которую не работали бы «шарашки»: авиационные,  артиллерийские, танковые, двигательные, корабельные, боеприпасы,  приборные, химические и др. В большинстве своем, эти заведения  располагались в непосредственной близости от предприятий той именно  отрасли вооружения, на которую они и работали. А некоторые были  расположены в тюрьмах, в том числе таких известных, как московские  “Бутырки” и ленинградские “Кресты”.

Хотя для всех «шарашек»  формально был установлен единый режим содержания. Однако выдерживался он  в основном только в распорядке дня. Все остальное функционирование  тюремных ОКБ определялось их специализацией и расположением.

Подъем  в 7 утра, до 8 – туалет, затем завтрак и до 1 часа дня - работа.  Перерыв на обед и работа до 7 – 8 вечера. Никаких выходных. Работа на  государство - единственный смысл жизни, замена всех благ, всех утех.
Спальные  помещения были различными. В тюрьмах оборудовались камеры на 4  человека. В них ставились нормальные койки, столы и стулья. В основном  же спальни были общими, казарменного типа.

Надо понимать,  кормежка в условиях заключения имеет особое значение. Тем более, что  значительная часть работников этих ОКБ прибывали в них прямо из Лагерей и  для них шарашечные харчи казались умопомрачительно роскошными.
За  завтраком можно было даже иногда выпросить добавку пшенной каши. В  обеденном супе, — именно супе, а не баланде, - попадались кусочки  настоящего мяса. И на второе каша была густая, с видимыми следами мяса. И  обязательно давалось третье блюдо — кисель. Хлеба — 500 граммов в  сутки.

Впрочем, все такие «роскошества» закончились немедля с  началом военных действий, когда большинство «шарашек» были вывезены из  тех мест, куда приближались германские войска.
Уже в 1938 г., под  Москвой в деревне Болшево была создана авиационная «шарашка» - самая,  наверное, именитая из всех остальных, получившая наименование ЦКБ – 29.
Достаточно  сказать, что в ней работали арестованные еще в 1937 г. знаменитейшие  авиаконструкторы В. Петляков, В. Мясищев, А.Туполев и Д.Томашевич,  создатели почти всех советских бомбардировщиков, противостоящих  Люфтваффе. В 1939 г. ЦКБ – 29 перевели в Москву и оно превратилось, по  сути, в громадный Авиаконструкторский Институт за решеткой. В 1940 г.  прямо с колымского лесоповала сюда доставили С. Королева, того самого,  который потом стал главным творцом советских ракет. Впрочем, кроме него,  здесь были собраны с каторги еще многие талантливые конструкторы:  С.Егер, Л.Кербер, Б.Саукке и др. «Шарашкой», которая конструировала  авиационные моторы в Казани, руководил выдающийся конструктор В.Глушко,  который потом создавал ракетные двигатели. Но в Казани он тоже был  «зэком».
* * * * *
Не только западные спецслужбы, но и СМЕРШ  собирал по всей завоеванной Германии научно конструкторский потенциал  своих бывших противников. Правда, их добыча была на порядок скуднее  западных коллег, потому как немцы предпочитали оказаться в руках  американцев или англичан. Одной из самых крупных пойманных рыб оказался  Манфред фон Арденне, а также ряд других крупных ученых, конструкторов и  инженеров Третьего рейха, работавших над ядерным оружием... Они были  перевезены и оказались в СССР.
Среди них были Густав Герц, Вернер  Цулиус, Гюнтер Вирт, Николаус Риль, Карл Зиммер, Роберт Депель, Питер  Тиссен, Хайнс Позе и др. Американцев безпокоило то, что среди  специалистов были люди, которые владели тайнами технологии обогащения  урана, разделения его изотопов и трансурановых элементов.

Большинство ученых и инженеров из задержаных советскими согласились работать на СССР, при одном условии: только не в Сибири.
Эту  просьбу, доведенную Лаврентием Берия до Сталина, выполнили, в сущности,  вполне добросовестно. Потому – то всех немецких ученых с женами, детьми  и прислугой перевезли в солнечный Сухуми. Здесь сначала для них  основали специальную лабораторию, а потом - целый институт - СФТИ.

В  Абхазии немцы работали в тесном контакте с советскими учеными и  инженерами, передавая им свой богатый опыт. В результате большого  внимания к решению проблемы создания ядерного и термоядерного оружия  Сухумский физико-технический институт быстро стал государством в  государстве.
Он имел собственную хорошо охраняемую территорию, свои  дома отдыха, специальное снабжение из Москвы, свой самолет. “Зарубежные  гости” с семьями жили в удобных коттеджах, получали огромную, по  советским меркам, зарплату. Их дети учились в хороших школах , любые  бытовые проблемы разрешались мгновенно. Единственно, что соблюдалось  неукоснительно, – запрет покидать территорию Института и режим особой  секретности.

Вместе с тем работа спорилась. О том, что немцы  сделали немало, говорит тот факт, что в 1949 г., сразу после успешного  испытания первой советской ядерной бомбы, среди 18 человек, удостоенных  звания Героя Социалистического Труда, был Николаус Риль, внесший немалый  вклад в технологию получения металлического урана.
Не был обойден  почетом и лидер германской общины в СФТИ Манфред фон Арденне. Он  удостоился Сталинской премии 3-й степени - 50 тыс. рублей (сумма по тем  временам очень немалая). Так был оценен его вклад в разработку  технологии разделения изотопов и создание измерительной аппаратуры.  Кроме того, помня страх барона перед морозами Сибири, Сталин подарил ему  теплую соболью шубу, что вызвало у Арденне большую гордость, хотя в  Сухуми он ее не надевал.

Взято у vitalidrobishev

Второе и последнее в авиапромышленности «Опытно-конструкторское бюро», созданное в конце 1938 года из числа заключённых авиаконструкторов и авиаинженеров.
Второе и последнее в авиапромышленности «Опытно-конструкторское бюро», созданное в конце 1938 года из числа заключённых авиаконструкторов и авиаинженеров.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Неприятная правда для огаживателей Русской истории — совковых нелюдей.  Почему так грубо, называю нелюдей? Не перебарщиваю ли? Нет, не  перебарщиваю! Они закрывают глаза на миллионы жертв - своих единокровных  братьев, одобряют убийц, славят тиранов, маньяков и палачей. Они дышут  жыдовской терминологией и взирают на мир жыдовскими очами. На них уже  проставлены печати, мешающие им разуметь, слышать и меняться к лучшему.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened