graf_orlov33

Categories:

Князь Н.Д. ЖЕВАХОВ


Отношение к «Сионским протоколам» церковных кругов

Русский  народ, а в особенности образованный класс населения, воспитанный на  уважении к религии, привык с чрезвычайным почтением относиться к своим  архипастырям, и не умел делать различия между ними. Однако же такое  различие было и общий состав иерархов являл собою чрезвычайное  разнообразие типов. Между ними были люди высокой  религиозной настроенности, признанные святые, как митрополит Московский  Макарий, были люди удивительной чистоты душевной и смирения, как  митрополит Киевский Флавиан, этот подлинный, тонко воспитанный барин в  самом высоком значении этого слова, были архипастыри, поражавшие своей  любвеобильностью и кротостью, как митрополит С.-Петербургский и  Ладожский Питирим, были крупные государственные деятели широких  раз-махов, прямодушные, не знавшие компромиссов с совестью, как убитый  митрополит Варшавский Георгий, были истинные врачи душ и подлинные  учители жизни, общение с которыми растворяло душу умилением и возносило к  Богу, делало ее чище и лучше… О каждом из этих иерархов можно было бы  написать толстые книги, отмечая особенности их духовного склада и  указывая путь, которым они шли, приближаясь к Богу или рассказывая о том  деле, какое они делали во славу Божию, чуждые честолюбивых стремлений,  далекие от славы мирской.

Но, увы, все они и им подобные  составляли, к сожалению, лишь исключение на общем фоне тех иерархов,  господствующим типом которых являлись честолюбцы, стремившиеся к земным  почестям и людской славе. Между ними тоже встречались добрые люди, но их  доброта никого не согревала; были люди умные, но от их ума никому не  было пользы; были и любвеобильные, но их любовь отталкивала, ибо искала  ответной любви и пускалась в оборот ради собственной славы. Иерархи  этого типа предпочитали внешние дела духовному созиданию, занимались  политикою, в лучшем случае благотворительностью, рекламируя себя и  воздвигая себе посмертные памятники, но душам своих пасомых ничего не  давали, ибо сами ничего не имели. Мало этого, они нередко даже похищали  духовные приобретения своих пасомых, понижая их религиозную  настроенность, и с каким-то непонятным недоброжелательством относились к  религиозно-просветительной деятельности светских лиц, считая таковую  монополией духовенства.

Вот почему, когда на книжном рынке  появились издания С. А. Нилуса, большинство иерархов отнеслось к ним  отрицательно, а архиеп. Арсений Новгородский (цареборец, февралист,  тихоновец-сергиянин - прим.) в ответ на мою просьбу поддержать книги и  помочь их распространению в Епархии, в пределах которой тогда проживал  С. А. Нилус, не только отказался исполнить мою просьбу, но и объяснил  почему, сказав, что «Нилус вмешивается не в свое дело».
Понятно, что  при таких условиях всякого рода попытки обратить внимание представителей  христианских церквей на необходимость идейного разоблачения еврейства  не только не достигали цели, но и вызывали со стороны косных иерархов  ярость и чуть ли не открытое обвинение в ереси.

Могла ли посему  иметь успех книга С. Нилуса, которая не только предупреждала Россию о  приближавшейся победе еврейства, не только объясняла причины  нараставшего революционного движения, но самым фактом своего появления  изобличала косность духовных вождей, не умевших распознавать знамений  времени и влекших Россию к гибели?!

Вот на эту косность и  жаловался мне Нилус, когда при встрече со мною в Петербурге, летом 1905  года, сказал мне: «Теперь осталась надежда только на Государя  Императора, но, если и Царь не обратит внимания на мою книгу, тогда  Россия погибла»…

Перед этим, в начале года, в январе, С. А. был в  Москве, желая заручиться помощью и содействием Московского  генерал-губернатора, Великого князя Сергия Александровича, и передал  свою книгу Его Высочеству. Великий князь был одним из немногих членов  Императорского Дома, знавших еврейский вопрос. Изучив историю еврейского  народа, его идеалы, цели и задачи, внимательно присмотревшись к  способам их осуществления на протяжении веков, учитывая тот факт, что  христианство без боя сдавало свои позиции еврейству и даже не собиралось  начинать борьбу с ним, Великий князь считал победу еврейства  неотвратимой и настолько близкой, что в ответ на полученные от Нилуса  «Протоколы» передал ему только одно слово: «Поздно».

И,  действительно, месяц спустя, 4 февраля 1905 года, Великий князь был убит  бомбою, брошенной преступником Каляевым, сыном полицейского чиновника,  служившего в Варшаве.

Этому убийству еврейская печать поспешила  придать совершенно ложный характер, стараясь доказать, что оно было  вызвано требованиями общих революционных программ и не имело никакого  отношения к еврейству. На самом же деле здесь сказалась самая яркая  еврейская месть, приведенная в исполнение глупым русским  полуинтеллигентом. Незадолго до убийства Великий князь выселил несколько  тысяч евреев из Москвы и закрыл там еврейскую синагогу. По поводу этого  убийства еврейский историк Дубнов пишет: «Бросая разрывную бомбу в  одного из подлейших членов дома Романовых, благородный русский юноша  Каляев едва ли подозревал, что он является орудием исторической  Немезиды, покаравшей московского Гамана за поругание еврейства».
(Герман Фест. Большевизм и еврейство. С. 19. Изд. К. Е. Krastina gramatu apgadnieciba. Riga).

He  знаю, удалось ли С. Нилусу добиться Высочайшей аудиенции или иным путем  довести до сведения Государя о «Протоколах Сионских мудрецов»… между  тем события стремительно мчались вперед...

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Не знали (Архипастыри), не ведали о еврейском заговоре? или знали, но молчали и молча, сочувствовали ему?
Почему им так были ненавистны "Протоколы Сионских мудрецов"?
Почему архиереи пальцем не хотели пошевелить при первой Революции 1905 года во время Японской войны?
Почему  Синод и Архиереи быстренько признали отречение в феврале - и тут же  признали масонское правительство? Почему быстренько призвали ему  присягать и крайне быстро росчерком пера отменили Монархию? Почему не  поддержали Сопротивления Еврейскому натиску и не благословили Белые  Движения? Почему так быстро признали большевиков, когда Белые уже стояли  под Орлом в 200 км от Москвы?
Ответ прост. Они все искали своего -  банальное властолюбие. Были вне жизни страны. А кое кто и состоял и в  заговоре непосредственно.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened