graf_orlov33

Categories:

Письмо Кайзера Вильгельма II Императору Николаю II

Вряд  ли кто будет спорить, что Мировая, или как её тогда называли — Великая  война, была важнейшим фактором, способствовавшим падению Православной  Монархии в России. Публикуемое ниже письмо Кайзера Германской Империи к  своему российскому собрату, написанное за 20 лет до трагических событий,  оказалось пророческим: в результате Мировой войны монархии Габсбургов,  Романовых и Гогенцоллернов превратились в республики..

Дражайший Ники!

…Твои  мнения о прессе, как правило, полностью совпадают с моими. Она нанесла и  продолжает наносить много вреда, нам приходится считаться с тем, что в  ней много злобы, лжи и бессмыслицы. Однако она имеет влияние и, как ни  ужасно признаться, по ней судят о настроениях разных народов, которые научились грамоте и читают газеты…

Беpпокойство мне причиняет не факт «отношений» дружбы между Россией и Францией — каждый монарх является единственным  господином интересов своей страны и соответственно формирует свою  политику, — а та опасность, которая создалась для монархического  принципа из-за возвышения республики на какой-то пьедестал благодаря той  форме, в которой проявляется указанная дружба.
 Постоянное  появление князей и великих князей, государственных деятелей и  генералов, притом в полном облачении, на всевозможных парадах,  похоронах, обедах и скачках вместе с главой республики или его  непосредственным окружением заставляет республиканцев думать, что они  вполне честные и прекрасные люди, с которыми наследные князья чувствуют  себя как дома! Каковы же последствия этого в наших собственных двух  странах?

Республиканцы по существу являются революционерами, и, как правильно говорят наши верные подданные, с ними надо обращаться как с людьми, заслуживающими расстрела или повешения.  А между тем республиканцы получают возможность возразить: «О нет, мы не  опасные и не плохие люди. Посмотрите на Францию! Там можно увидеть  царствующих особ, водящих дружбу с революционерами! Почему того же  самого не может быть и у нас?»

Французская  Республика возникла из великой революции, она распространяет и  неизбежно должна распространять идеи революции. Не забывай, что Фор [Феликс Фор (1841–1899), президент Франции в 1895–1899] —  не по его собственной вине восседает на троне «Божьей милостью» короля и  королевы Франции, чьи головы были отрублены французскими  революционерами! Кровь их величеств всё ещё лежит на данной стране.  Взгляни на эту страну, разве она сумела с тех пор стать снова счастливой  или спокойной? Разве она не шаталась от одного кровопролития к другому?  Разве в свои великие минуты эта страна не шла от одной войны к другой? И  так будет продолжаться до того времени, пока она не погрузит всю Европу  и Россию в потоки крови. Пока, в конце концов, она не будет иметь у  себя снова Коммуну. Ники, поверь моему слову, проклятье Бога навсегда заклеймило этот народ!

Мы,  христианские короли и императоры, имеем лишь один священный долг,  возложенный на нас Небом, — это поддерживать принцип «Божьей милостью».  Мы можем иметь хорошие отношения с Французской Республикой, но никогда  не быть близкими с ней! Я всегда опасаюсь, что частые и долгие посещения  Франции людьми без определённых взглядов заставляют их проникнуться  республиканскими идеями.

Здесь  я должен рассказать тебе об одном примере этого! Немного лет тому назад  один порядочный человек — не немец по национальности — рассказывал мне,  что пришёл в ужас, когда в одной фешенебельной парижской гостиной он  услышал следующий ответ русского генерала на заданный французом вопрос,  разобьёт ли Россия германскую армию: «О, нас разобьют вдребезги. Ну что  же, тогда и у нас будет республика». Вот почему я боюсь за тебя, мой  дорогой Ники!..  Поэтому позаботься о том, чтобы твои генералы не  слишком любили Французскую Республику.

Прости,  пожалуйста, что высказываюсь столь откровенно, но хочу, чтобы ты понял,  как тепло я к тебе отношусь, как боюсь за тебя, и ты должен полностью  понять движущие мной побуждения…
 Прежде  чем закончить, разреши выразить самую сердечную симпатию в связи с  приближением даты 1 ноября. Один Господь Бог способен смягчить печаль,  которая будет теснить твоё сердце при воспоминании о таком добром отце, о  таком замечательном и хорошем человеке, столь похожем на моего бедного  папу! Могу ли я предложить одну вещь, близкую моему сердцу? Принимая во  внимание наши близкие отношения и постоянный обмен письмами и  посланиями, который всегда неизбежно и без всякой пользы приводит в  движение механизм посольств, не захочешь ли ты возобновить старинный  обычай наших предков и опять иметь личных адъютантов, прикомандированных  к нашим соответствующим штабам?

Тогда  дела, имеющие более частный и интимный характер, могли бы, как в старые  времена, проходить прямо через них, что было бы значительно проще. Я с  удовольствием приму в мою военную главную квартиру любого человека,  которому ты действительно доверяешь; в свою очередь, как тебе понравился  бы Мольтке? Заканчиваю, не буду тебя задерживать! До свидания,  дражайший Ники, мой сердечный привет Алисе и будущему ребёнку, будь  уверен в твоем всегда преданном и любящем друге и двоюродном брате.

Вилли.
Потсдам. 25.10.1895 г. (по н.с.)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened