graf_orlov33

Categories:

КАРА БОЖИЯ ОСМЫСЛЕНИЕ

(Руднев В. Правда о Царской Семье и «темных силах». Берлин, 1920. С. 28–32.)

Ты  положил на него благословения на веки, возвеселил его радостью лица  Твоего, ибо Царь уповает на Господа, и по благости Всевышнего не  поколеблется. Рука Твоя найдет всех врагов Твоих, десница Твоя найдет  всех ненавидящих Тебя. Во время гнева Твоего Ты сделаешь  их как печь огненную; во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их  огонь. Ты истребишь плод их с земли и семя их – из среды сынов  человеческих, ибо они предприняли против Тебя злое, составили замыслы,  но не могли выполнить их.
(Пс. 20, 7–12)

«Свобода, равенство и  братство» – лозунги «великой» французской Революции, по существу своему  такие идеальные, красивые. Но при проведении их в жизнь они, в лучшем  случае, обращаются в ничто, над ними же высится неотъемлемая  принадлежность Революции – кровавая гильотина, ножом которой  действительно свободно, равно и по-братски рубились головы всем, не  желавшим, а часто просто не умевшим вовремя поклониться кровожадному  революционному Молоху. Ложь, лицемерие и потоки крови, крови без конца –  вот истинные символы революции. С особенной яркостью выражаются они в  потрясающей ныне весь мир «великой» русской Революции. Красной нитью  проходят эти символы через деятельность всех деятелей Революции. Все эти  Гучковы, Милюковы, Родзянки, князья Львовы, Винаверы, Маклаковы,  "крестные отцы" Революции, крупные по своей разрушительной работе и  столь бледные и безвольные в деле созидания, их воспитанник, в сущности,  психически больной Керенский и, наконец, их естественные преемники по  каиновому делу – Ленин и Троцкий, эти умные, наиболее яркие, но  демонические слуги Князя тьмы, затопившие Россию потоком крови и  закончившие начатую их предшественниками работу по ее разрушению, – все  они так или иначе послужили этим революционным символам.

Мрачна  картина нашей Революции, что в душе признают и разочаровавшиеся  искренние и честные ее приверженцы, но не менее темна и безобразна  предшествовавшая ей эпоха, когда шла подготовка к ней и производился  планомерный натиск на самое дорогое достояние России – Царскую Семью.

Россия  вела в то время величайшую за свое бытие войну, вынося на своих плечах  все ее тяготы, так как ее конституционно-парламентарные союзники только  подготовлялись еще к борьбе, заделывая свои прорехи в деле оборудования и  формирования армий. Верховный Повелитель России, столь миролюбивый по  Своей натуре, с болью в сердце согласившийся на войну, всей Своей  благородной душою, всеми Своими помыслами отдался делу служения Родине.  Вся Его Семья, во главе с Государыней Императрицей Александрой  Феодоровной, всецело была занята заботами о раненых, беженцах, семьях  запасных солдат, призванных на войну, снабжением войск бельем. И в это  время у Них же за спиной свила себе гнездо подлейшая измена. Умело  направленная Интернациональными темными силами, с успехом проделавшими  то же с Людовиком XVI и его женой и ныне использовавшими безмерное  честолюбие различных политических и общественных деятелей, – со змеиным  шипением поползла гнусная клевета. Ловко играя именами действительно  нежелательных лиц, под покровом святости проникших в глубоко религиозную  Царскую Семью, все эти политиканы начали обвинять в измене Императрицу  Александру Феодоровну, окрещенную ими «немкой», подобно тому, как их же  учителя столетие тому назад называли «австриячкой» несчастную Марию  Антуанетту. Затем дошли даже до того, что обвинили Самого Государя  Императора в том, что Он, пренебрегая интересами государства, желает  заключить невыгодный для России сепаратный мир.

Несмотря на всю  явную нелепость возводимых обвинений, клевета успешно работала, проникая  всюду, начиная и, что особенно позорно, иногда исходя из  Великокняжеских дворцов, проползая в дворянские хоромы и доходя даже,  через офицеров, в солдатские окопы. И вместо того чтобы встретить сразу  резкий горячий отпор со стороны тех, кто в силу традиций, долга, а  главное, ясного смысла данной присяги должен был оказать его, эта  клевета расползалась все более и более и часто с каким-то  психопатическим наслаждением распространялась именно этими лицами. Симы и  Иафеты, в тайниках души болевшие о кое-чем происходящем у Трона,  пробовали возражать против гнусной клеветы, но их заглушали  многочисленные голоса последователей их третьего брата, чувствовавшего  себя тогда господином положения.

Казалось, массовое  ПОМЕШАТЕЛЬСТВО охватило всех. Государственная полиция, недостаточно  внимательно относившаяся к подготовлявшимся разными «общественными»  деятелями заговору, изощрялась в составлении докладов о шумных  похождениях Распутина.
Святейший Синод, направляемый обер-прокурором  Самариным, попал в то же течение и шумно раздувал дело об открытии  мощей святителя Иоанна Тобольского. Дворянские съезды изощрялись друг  перед другом в вынесении наиболее едких резолюций о «темных силах».  Прогрессивный блок Государственных Совета и Думы, покровительствовавший,  если даже просто не руководивший этой антидинастической работой,  пестрел придворными мундирами, и «монархисты» Пуришкевич и Шульгин  взапуски старались проявить и себя в этом вопросе. Офицерству, и даже  гвардейскому, приезжавшему с истрепанными нервами на отдых в столицы,  прививался тот же яд, проникавший и на передовые позиции, где  нешифрованными телефонограммами, к тому же с комментариями, сообщалось  известие об убийстве Распутина. Нервно взвинченные дамы, жены  сановников, писали Императрице дерзновенные письма, делавшиеся сразу  известными во всех светских гостиных, и когда затем следовала мягкая  кара, то почти весь сановный Петроград спешил... заехать с соболезнующим  визитом к «опальным» лицам...

Появись в то время благородный  герой «Войны и мира» Николай Ростов, с его столь ярко выраженной гр.  Львом Толстым чистой и единственно возможной идеей верноподданности,  исповедовавшейся нашими предками, – он был бы жестоко высмеян в своем же  кругу, провозгласившем своим кумиром дворянина нового типа – Михаила  Родзянко, эту наиболее позорную личность из эпохи русского лихолетия.
Последствием  этого нравственного маразма, охватившего культурнейшие слои России,–  должно было случиться то, что переживается теперь ими в течение трех  лет. Россия, и в то время – 1915–1917 гг. – главным образом не мужицкая,  тяжко согрешила перед Потомком тех, кто из княжеств Киевского и  Новгородского, из Царства Московского создал великую Империю, омываемую  двумя океанами, населенную десятками народностей, необъятную в своем  пространстве, перед тою Династией, которая раз уже вывела нашу Отчизну  из безнадежного положения в 1613 г., перед Тем, Кто так мистически  глубоко понимал, что на Нем больше, чем прав, лежит обязанностей и что,  неся нравственную высшую ответственность за судьбы врученного Ему свыше  Государства, Он не может отдавать его на поток и разграбление отдельным  политическим партиям. Он сознавал всю тяжесть носимого Им, по Божьему  позволению, Царского венца, но не считал Себя вправе пересаживать его  фактически на головы разных псевдоответственных министров, являвшихся  бы... игрушками в руках тех же партий.

Вследствие бунта невоюющих  солдат Петроградского гарнизона, бунта, не подавленного по вине  проникших всюду заговорщиков, восстания черни, возглавленного столь  популярной в то время Государственной думой, – Государь Император БЫЛ  ОТНЯТ от России. Еще ранее в душе нарушив долг присяги, хотя бы  непротивлением распространявшейся клевете, большинство сочло себя и  формально освобожденным от нее, удовольствовавшись появившейся в газетах  телеграммой Государя об Отречении от Престола, не подтвержденной  требуемым действовавшими в то время Основными Законами соответствующим  Манифестом. Одурманенные долгой разрушительной работою, люди, и среди  них много вполне честных и порядочных, не понимали, вероятно, что от  этого обязательства, данного перед Святыми Евангелием и Крестом, никто  освободить не может. Массовое клятвопреступление было совершено, – с  этого момента в нем принял участие и простой народ, – за этим неминуемо  должно было следовать и возмездие...

И оно пришло немедленно. С  первых же дней Революции, когда сразу выявилась полная неспособность к  управлению великой страной всех популярных любимцев общественного  мнения, корившего раньше Государя за не призыв к власти этих «лучших»  людей, тогда, когда в храмах Божиих впервые начинали святотатственно  возносить молитвы за «благоверное» Временное правительство, ясно было,  что Россия докатится и до большевизма, и до проигрыша войны.

Теперь  Россия – голодная, мерзнущая, вымирающая от болезней, захлебывающаяся в  потоках крови, – являет собою ужасную картину. Пережив революционные  временные правительства различных формирований, она изнывает теперь под  гнетом одной из его разновидностей, именуемой Советским правительством. А  все те, кто так храбро боролся с Царскою Властью, жалобно ноют по  различным столицам Европы и ничего не могут сделать с тою властью,  которая сумела вовремя снять плоды с посаженного ими дерева.

И  это тяжелое испытание, ниспосланное за грехи нашей Родине, будет  продолжаться, как и триста лет тому назад, до тех пор, пока огромное  большинство русского народа не покается в своих прегрешениях и, в  особенности, не познает того, насколько оно безмерно виновато перед  своим Государем, Помазанником Божиим, светлый духовный образ Которого  еще ярче вырисовался в эти мрачные годы лихолетия.

«О Господи,  Боже милосердный, Боже премудрый, Боже Всемогущий! Паки и паки припадаем  Тебе и слезно в покаянии и умилении сердца вопием: согрешихом,  беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, и воистину праведно по делом  нашим наказуемы есмы» – эти проникновенные слова молитвы против крамолы  должен постоянно повторять каждый честный русский, желающий спасения им  же, вольно или невольно, ввергнутой в бездну несчастной Родине.

30 июля ст. ст. 1920 г.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Монархисты, как были перед окаянной Революцией впереди всех в понимании  происходящего и готовящегося (к несчастью не так активны, как  требовалось), так и первыми принесли покаяние после разрушения всего и  вся.... Остальные слои народные — деклассированные сословия переминаются  до сих пор с ноги на ногу в недоумении, а духовенство так вообще в  полном составе перебежало в стан к сатане.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened