graf_orlov33

Categories:

"УБИЙСТВО БРАТЬЯМИ ЗЛА"

ГРИГОРИЙ РАСПУТИН.
«Бог благословит Россию…»

Настоящее фото Старцы от. Григория.
Настоящее фото Старцы от. Григория.

16 декабря 1916 г. Последние слова, сказанные Г.Е. Распутиным своим духовным чадам, сохранившиеся в их памяти:
«– Когда меня они убьют, а они меня точно убьют …
Он ласково улыбнулся, но на глазах у него были слезы.
– Я вас всех люблю во Христе и хотел бы никогда с вами не разлучаться, но может быть, скоро придется мне вас покинуть.
Бог  правит всей нашей жизнью и всё, что бывает, то по Воле Его. Вот вы мне  всё говорите: будь осторожным, но разве осторожность кого от смерти  спасла? Истинный христианин не должен страшиться смерти, а идти  навстречу ей, когда она приходит: раньше или позже, что делать! Но тот,  кто хочет меня убить, должен быть хитер, как я, иначе не дерзнет,  побоится не только людей, но и Бога, потому что я Его слуга, и Он  отмстит за смерть мою... Убивающий – ничто, это, может быть, очень  несчастный человек, ему когда-нибудь Бог простит... Но те, кто его  подстрекают на убийство, уговаривают убить, работают во тьме, внушают  ненависть – вот истинные преступники, они в ответе за все беды России!  Если они меня теперь убьют – конец Царствованию Николая Второго!  Преступление против слова Божия тяжко карается. Воля Божия, которая всем  правит, а не куколки на ниточках, которые думают, что они всё творят,  они сами часто не знают, что делать, чтобы совершить то, что хотят!»
«Только  бы десять лет мне пожить еще! – говорил он. – Всё можно было бы  спасти... Царевич войдет в совершенные лета, здоровье Его улучшится, Он в  Свой черед станет Императором... Война останется как страшный сон.  Только немного терпения, немного милосердия, чтобы все стали счастливы!  Бог благословит Россию... Я уеду на Афон молить Пресвятую Богородицу  спасти и сохранить нас».

УБИЙСТВО, ПРЕВРАЩЁННОЕ В ПЫТКУ…
Убийцы готовились к ритуалу. Они тщательно строили мизансцену…
«Помещение,  расположенное под землей, – отмечал архитектор А.Я. Белобородов, –  должно было, в случае приезда князя, служить столовой; в нее спускались  по винтовой лестнице, на полпути которой был выход в боковой наружный  двор, отделенный решеткой от набережной Мойки».
«Помещение, куда  должен был вечером приехать Распутин, – писал хозяин-убийца, –  расположенное в подвальном этаже дома, только что было отремонтировано.  Предстояло обставить его так, чтобы оно производило впечатление обычной  жилой комнаты и не возбудило у "жертвы" никаких подозрений: ему могло  показаться странным, если бы его провели в неуютный и холодный подвал.
Приехав  домой, я застал там обойщиков, натягивавших ковры и вешавших занавеси.  Вновь отремонтированная комната была устроена в части винного подвала.  Она была полутемная, мрачная, с гранитным полом, со стенами,  облицованными серым камнем, и с низким сводчатым потолком. Два небольших  узких окна, расположенных в уровень с землей, выходили на Мойку. Две  невысокие арки делили помещение на две половины.
Лестница, ведущая в  кабинет, была неширокая, винтовая, из темного дерева. Здесь уже стояли в  неглубоких нишах две большие китайские вазы из красного фарфора,  которые необычайно красиво выделялись на мрачной серой облицовке стен,  оживляя ее двумя яркими пятнами. Из кладовой принесли старинную мебель, и  я занялся устройством столовой. Как сейчас, я вижу пред собой до  мелочей всю эту комнату. Резные, обтянутые потемневшей кожей стулья,  шкафчики черного дерева с массой тайников и ящиков, массивные дубовые  кресла с высокими спинками и кое-где небольшие столики, покрытые  цветными тканями, а на них кубки из слоновой кости и различные предметы  художественной работы. Особенно запомнился мне среди всех этих вещей  один шкаф с инкрустациями, внутри которого был сделан целый лабиринт из  зеркал и бронзовых колонок. На этом шкафу стояло старинное Распятие из  горного хрусталя и серебра итальянской работы XVII века.
В столовой  был большой камин очаг из красного гранита, на нем несколько золоченых  кубков, тарелки старинной майолики и скульптурная группа из черного  дерева. На полу лежал большой персидский ковер, а в углу, где стоял шкаф  с лабиринтом и Распятием, шкура огромного белого медведя. Посередине  комнаты поставили стол, за которым должен был пить свой последний чай  Григорий Распутин».

Присутствие в подвале Распятия именно  венецианской работы – деталь не случайная, можно даже сказать, знаковая.  Венеция была разлита в воздухе. Князь Юсупов пытался свою играть роль,  что отмечали многие очевидцы.
Из дневника А.Н. Бенуа: «Феликс II  вообще позирует на какого-то итальянского принчипе эпохи Возрождения.  Скажем, на Чезаре Борджиа. Подымаясь по узкой лесенке, ведущей из этого  подвала в переднюю его личных покоев, я шутя сказал: “Вот превосходный  сценарий для кинодрамы”, на что он с улыбкой Джоконды на устах проронил:  “Почему бы нет?”... И всё-таки: «…Своими инстинктами, лицом, манерами  он походит скорее на героя “Дориана Грея”, чем на Брута или  Лорензаччо»...
Вечером того же дня у французского посла М. Палеолога,  смотревшего в Мариинском театре балет «Спящая красавица» произошел  разговор на ту же тему с советником итальянского посольства графом Нани  Мочениго, заявившим:
«– Ну, что же, господин посол, мы, значит,  вернулись к временам Борджиа?.. Не напоминает ли вам вчерашний ужин  знаменитый пир в Синигалья?
– Аналогия отдаленная. Тут не только  разница в эпохе: тут, главным образом, разница цивилизаций и характеров.  «Изобретшие этот зловещий эпилог имеют предтечу в итальянском  средневековье, ибо воображение человеческое не обновляет безконечно форм  выражения своих страстей и стремлений».

В «Записках» Великого  Князя Николая Михайловича, как известно, сочувственно относившегося к  самому убийству, указывалось: «Сознаюсь, что даже писать все это тяжело,  так как напоминает средневековое убийство в Италии!!»; «Итальянцы XIV  или XV столетия могли бы гордиться таким экземпляром, а я недоумеваю и,  откровенно говоря, скорблю, так как он – муж моей племянницы»...
Схожим  образом думал и последний Министр Внутренних Дел Российской Империи  А.Д. Протопопов, курировавший, как известно, дело об убийстве Распутина:  «Это не просто убийство, – воскликнул Протопопов, – это итальянская  мафия, в которой участвовали озлобленные люди, превратившие убийство в  пытку. Распутина живьем топили в реке. Его ранили – я не знаю, как  происходило дело во дворце Юсупова, – а затем связанного по рукам и  ногам, бившегося в автомобиле везли через весь город, чтобы бросить в  прорубь. Шарлотта Кордэ нанесла сразу свой удар – это было политическое  убийство. Здесь же какое-то мрачное дело мщения, какая-то мафия в полном  смысле слова…».

Преступление сопровождалось патриотической  американской национальной песенкой «Yankee Doodle». Пластинку с ней всё  играли и играли на граммофоне в кабинете.

В Юсуповском дворце на Мойке – Старец,
С отравленным пирожным в животе,
Простреленный, грозит убийце пальцем:
«Феликс, Феликс! Царице всё скажу…»
//Максимилиан Волошин. Россия (1924).
. . . . . . . .
Ранним  утром 17 декабря 1916 г. «изверги» (определение Государя Николая II)  привезли тело убиенного Г.Е. Распутина к Большому Петровскому мосту,  соединявшему Петровский остров с Крестовским, и сбросили его в промоину у  одного из быков.
. . . . . . .
Некто А.О Дранков разговоре с И.  Фроловым в дек. 1916 г. заявил, что «получил разрешение на киносъемку».  «В первый день, – вспоминал Фролов, – мы произвели короткую съемку. Тело  Распутина из-подо льда извлекли (его нашли вблизи Петровского моста) и  перенесли в деревянный сарай, находившийся на берегу. Вскоре туда был  доставлен гроб. Дранкову и мне приказали сфотографировать мертвого  Распутина, сначала в одежде, потом раздетого. Дранков снимал своей  фоторепортерской камерой, а я – киноаппаратом. После наших съемок гроб с  телом Распутина опечатали и отправили для вскрытия.
(Кинооператор  И.Фролов, проводивший киносъемку, в своих написанных уже в советское  время воспоминаниях, сообщал, что, снимая прорубь у Петровского моста,  он стал свидетелем «паломничества… к месту обнаружения трупа». Люди, по  его словам, «негодовали». Раздались выкрики: “Это кощунство! Здесь  пролилась святая кровь старца… А они станут это показывать в  синематографе всякой черни, которая будет улюлюкать… Не позволим ему  снимать… Гоните его!”)
Чуть спустя к нам подошел чиновник  Министерства внутренних дел и передал приказание министра Протопопова:  сдать все кино- и фотосъемки немедленно, прямо в кассетах и в  непроявленном виде. Дранков сразу вручил ему шесть кассет со снятыми  пластинками. Мне тоже пришлось извлечь кассету со снятой пленкой и  вручить ее чиновнику. Ни одного из сделанных нами снимков не увидели не  только зрители, но и мы сами.
Мы снимали всё, что можно было  зафиксировать на пленку: следы крови на перилах лестницы, в вестибюле и  во дворе, по которому волокли Распутина.
Зрители увидели потом на  экране двух городовых, дежуривших возле дома Юсуповых и услыхавших  выстрел в ночь убийства, прорубь у Петровского моста, откуда был  извлечен труп, сарай, в котором он лежал мертвый.
Снимали мы и Петровский мост, с которого сбросили Распутина…»

Место  мученичества уже в наши дни превратили в музейное шоу «Григорий  Распутин: страницы жизни и смерти». Действующими его лицами – по  европейско-американским стандартам – являются восковые фигуры старца и  его убийц, всё продолжающих совершать свой «патриотический акт».

Вид проруби из которой вытаскивали убиенного.
Вид проруби из которой вытаскивали убиенного.
Одна из немногих фотографий настоящего Старца.
Одна из немногих фотографий настоящего Старца.
Ввержение в полынью. Клеймо житийной иконы Мученика от. Григория
Ввержение в полынью. Клеймо житийной иконы Мученика от. Григория
Полуподвальная комната под сводами – место совершения убийства.
Полуподвальная комната под сводами – место совершения убийства.
Кабинет Министра Внутренних Дел А.Д. Протопопова.
Кабинет Министра Внутренних Дел А.Д. Протопопова.
Вид Петровского моста откуда было сброшено тело в полынью
Вид Петровского моста откуда было сброшено тело в полынью

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Вскрытие

Для проведения вскрытия Г.Е. Распутина, с ведома  Государыни, а скорее всего и по Ее воле, был назначен прозектор  Императорской Военно-медицинской академии, профессор кафедры судебной  медицины Д.П. Косоротов (1856†1925), считался одним из самых  высококвалифицированных судебно-медицинских экспертов России. Как  известно, он был экспертом на процессе Бейлиса 1913 г.

Таким  образом, назначение для вскрытия в 1916 г. тела Г.Е. Распутина именно  проф. Д.П. Косоротова можно рассматривать исключительно в связи с  предполагаемым (на основании первичного освидетельствования тела и  других следственных материалов) характером убийства Царского Друга.
Вскрытие  началось поздно вечером 20 дек. в часовне. Длилось оно несколько часов.  Присутствовало на нем 14 человек. Подлинный акт вскрытия, хранившийся в  Военно-медицинской академии, безследно пропал в 1930-х годах
(Подопригора Б. Смерть в альбоме // Невское время. СПб. 2007. 26 декабря).

... Всё, на что опираются нынешние исследователи, это опубликованные  послеревол. прессой после февральского переворота 1917 г. неизвестного  происхождения «документы» и интервью тогда же взятые у профессора весьма  сомнительной достоверности. В них содержатся совершенно непримиримые  противоречия с показаниями министра внутренних дел А.Д. Протопопова и  свидетельствами, содержащимися в воспоминаниях А.А. Вырубовой,  достоверность информации которых совершенно несомненна.
Профессору Д.П. Косоротову не простили его экспертиз (и по делу Бейлиса, и по убийству Царского Друга).
В 1925 г. его расстреляли органы ОГПУ.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened