graf_orlov33

Categories:

РУССКИЙ САМОДЕРЖЕЦ ЕСТЬ ВОСПРИЕМНИК РУССКОГО НАРОДА

А. Д. Нечволодов

Отпустив своих языческих жен, Владимир по прибытии в Киев приступил и к очищению города от языческих идолов: некоторых рассекли на части, других сожгли, а  самого главного — Перуна привязали к хвосту лошади и потащили с горы,  причем двенадцать человек должны были бить его палками для поругания  перед народом. Когда его приволокли к берегу и бросили в  воду, то многие проливали слезы и долго следовали за плывшим болваном по  берегу. Разрушив идолов, приступили к проповеди народу Христовой веры;  прибывший из Греции митрополит вместе со священниками ходил и  проповедовал всюду по Киеву слово Божие; сам великий князь Владимир  участвовал в этой проповеди. Наконец, когда население было таким образом  подготовлено, он приказал оповестить по всему городу, чтобы на другой  день все некрещенные шли к Днепру.
Здесь 1 августа 988 года и совершилось величайшее событие в жизни Руси — она приняла святое крещение.
Киевляне,  стар и млад, входили в воды Днепра. Кто стоял по шею в воде в самой  глубине, кто до персей; малые теснились поближе к берегу, а младенцев  взрослые держали на руках. Службу совершали епископ Михаил и прибывшие с  царицей священники.
Восприемником своего народа был сам великий князь, стоявший тут же на берегу.
“Умилившись  духом при виде этого радостного зрелища, как крестится его родной  народ, Владимир,— говорит летописец,— возведя очи на небо, изрек: „Боже,  сотворивший небо и землю! Призри на новые люди сии и даждь им, Господи,  познать Тебя, истинного Бога, как уже познали страны христианские;  утверди веру в них правую и несовратимую, а мне помоги, Господи, на  супротивного врага, дабы, надеясь на Тебя, я победил бы его КОЗНИ”.
После  крещения Владимир приказал тотчас же рубить и ставить по всему городу  церкви в тех местах, где раньше были кумиры. На холме, где стоял Перун,  была построена церковь Святого Василия, именем коего был окрещен  Владимир в Корсуне. На том же месте, где были убиты разъяренной толпой  два варяга — Феодор и Иоанн, Владимир повелел соорудить особо богатый  храм в честь Богоматери вызванными для этого мастерами из Греции. Когда  постройка этого храма была окончена, то на содержание его Владимир  определил давать десятую часть доходов со своих имений, почему церковь и  была названа Десятинной, а управителем этих десятин был поставлен грек  корсунянин — Настас.
Дивный храм этот был построен и украшен  по-царьградски. Двадцать пять глав, или верхов, украшали его снаружи, а  внутри было множество столпов из драгоценного мрамора, яшмы и других  камней; стены же были украшены прочной живописью. Перед храмом с  западной стороны, в подражание Царьграду, были поставлены привезенные из  Корсуня две медных статуи и четыре медных коня.
Вместе с постройкой  Божьих храмов первым помыслом Владимира после крещения было заведение  школ для книжного учения, так как христианство, кроме истинной веры,  принесло также с собою на Русскую землю грамоту и всю науку.
Владимир  же, как восприемник при крещении своего народа— по святому долгу,  налагаемому церковью на восприемников, должен был тотчас же приступить к  научению своих крестных детей Христовой вере и всей людской премудрости  во славу Божию и на пользу своей родной земли. После него и все русские  государи, наследуя от своих предшественников верховную власть над  землею, наследуют вместе с тем и долг восприемничества над своим  народом; поэтому-то они всегда и стоят во главе Русской церкви и  просвещения.
Чтобы начать дело обучения народа, Владимир собрал у  лучших простых людей Киева их детей и отдал их в устраиваемые школы под  руководство священников. При этом многие матери плакали по своим  ребятам, как по умершим, так как очень темен еще был народ. Из набранных  детей в школах этих, разумеется, прежде всего стали готовить будущих  священников и прочих церковников, которые необходимы были как для  совершения треб, так и для научного просвещения паствы.
После  крещения киевлян Владимир послал священников, вместе с мужами своей  дружины, по разным концам Русской земли проповедовать Евангелие, а затем  и крестить народ. На север, по великому пути из варяг в греки, был  отправлен митрополит Михаил вместе с Добрыней, дядей Владимира, и  Настасом корсунянином.
Народ, живший по пути из варяг в греки,  крестился везде без принуждений, но в Новгороде, старом языческом  гнезде, всегда крепко не любившем Киев и его христиан, введение  Христовой веры было делом нелегким. Когда в Новгороде узнали, что  Добрыня идет крестить, то собрали вече, и все поклялись не пускать его в  город и не давать идолов на ниспровержение; и точно, когда пришел  Добрыня, то новгородцы построили большой мост и вышли на него с оружием.  Добрыня стал было уговаривать их ласковыми словами, но они и слышать не  хотели и выставили против него камнеметные орудия; особенно возбуждал  новгородцев против христианства волхв Богомил, прозванный за свою  складную речь Соловьем. На торговой стороне назначенный в Новгород  епископом Иоаким, корсунянин родом, вместе со священниками ходили по  улицам и учили людей, сколько могли; им удалось окрестить в два дня  несколько сот человек. На другой же стороне реки в это время  новгородский тысяцкий Угоняй ездил всюду и кричал: “Лучше нам помереть,  чем дать богов наших на поруганье”, и до того возбудил народ, что тот  разграбил дом Добрыни, находившийся на том берегу реки Волхова, убил его  жену и еще несколько родственников. Тогда Добрыня отправил на ту  сторону реки своего тысяцкого Путяту с пятьюстами человек. Путята  незаметно переправился ночью на лодках, захватил Угоняя и других главных  зачинщиков беспорядков и отправил их на расправу к Добрыне. После этого  народ вступил с Путятой в жестокую сечу и разметал церковь Преображения  Господня, принадлежавшую новгородским христианам, кои давно находились в  городе в малом числе.
В помощь Путяте на другой день с рассветом  прибыл Добрыня со своими людьми и велел зажечь некоторые дома на берегу.  Тогда новгородцы испугались, побежали тушить пожар, и сеча перестала, а  самые знатные люди пришли к Добрыне просить мира. Добрыня, конечно,  тотчас же согласился на мир, но приказал немедленно сокрушить всех  идолов: деревянных пожечь, а каменных, изломав, побросать в реку.  Мужчины и женщины, видя это, с воплями и слезами просили за них, как за  своих богов. Добрыня с насмешкой отвечал им: “Нечего вам жалеть о тех,  кто себя защитить не может; какой пользы вам от них ждать?” — и послал  всюду с объявлением, чтобы шли креститься. Вместе с тем посадник  Воробей, воспитанный в детстве с Владимиром, человек, отлично владевший  словом, пошел на торг и стал сильно уговаривать народ креститься. Многие  пошли к реке сами собой, а кто не хотел, того воины тащили силой;  говорившим же, что они уже крещены, приказано было надеть на шею кресты,  а у кого креста не было, того вели в воду. Так крестились новгородцы.  Память в народе о насильном крещении сохранилась надолго, и много лет  спустя нельзя было больше рассердить новгородцев, как сказать, что их  “Путята крестил мечом, а Добрыня огнем”. <
Приняв христианство,  Владимир не только ревностно насаждал его среди народа, но и сам  преобразился духовно до неузнаваемости. Со времени своего крещения в  свою боярскую думу, кроме городских старцев, он стал всегда приглашать и  епископов, которые оказывали на все дела большое влияние.
Особенно  усердно творил Владимир милостыню. Слушая однажды, как читали в церкви  Евангелие, Псалтырь и книгу Премудрости Соломона, он, по рассказу  преподобного Нестора, был более всего поражен следующими местами этих  священных книг:
В Евангелии: “Блаженны милостивые, яко тии  помилованы будут. Продайте имение ваше и отдайте нищим. Не собирайте  себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют, и где воры  подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль,  ни ржа не истребят”. В Псалтыре царя Давида: “Блажен муж, который милует  и дает”. В книге Премудрости Соломона: “Дающий нищему, Богу взаймы  дает”. Слышавши все это и желая жить по Писанию, Владимир приказал  каждому нищему и убогому приходить на княжий двор и брать все, что им  нужно, платье и еду, и деньги из казны своей. После этого он вспомнил,  что есть и такие, которые вследствие дряхлости и болезни не могут  добрести до двора его; и вот Владимир велел устроить особые возы,  складывать на них хлеб, мясо, рыбу, всякие овощи, мед в бочонках, а в  других квас, возить все это по городу и везде спрашивать: “Нет ли где  больного и нищего, который не может идти к князю во двор”, и раздавать,  кому что нужно.
Став христианином, Владимир стал настолько жалостлив  к людям, что прекратил казнить и наказывать преступников; вследствие  этого вскоре развелось огромное множество воров и убийц, которые заняли  все дороги и начали немилосердно убивать и грабить всех путников, так  что одно время не было безопасного прохода и проезда к Киеву.
Тогда  сами епископы пришли к Владимиру и сказали, что “умножились разбойники,  отчего не казнишь их?” — “Боюсь греха”,— отвечал Владимир. “Ты поставлен  от Бога,— сказали ему на это епископы,— казнить злых, а добрых  миловать; поэтому разбойников следует казнить, но по правде, с  испытанием”. Тогда Владимир стал казнить разбойников; впоследствии же он  нашел возможным отменить эти казни и стал наказывать преступников одной  денежной пеней — вирою.
Будучи истинно благочестивым и в точности  исполняя евангельские веления о милосердии, Владимир вместе с тем был  гостеприимным и ласковым хозяином; он со своей княгиней постоянно  задавал веселые пиры — как по случаю особых церковных торжеств, так и  вообще, в каждый воскресный день. На эти пиры приглашались: во-первых,  дружина, а затем сотские, десятские и другие выборные мужи от города.  Было за княжескими столами всего во множестве: было мясо и от скота, и  от зверей, и всего было в великом изобилии.
Народ прозвал своего ласкового и щедрого князя Красным Солнышком.
Особенно  любил князь свою дружину и ничего не жалел для нее. Однажды подпили его  гости и начали роптать на своего князя: “Горе нашим головам, дает нам  есть деревянными ложками, а не серебряными!” Услышав это, Владимир  тотчас велел сковать серебряные ложки и промолвил при этом: “Серебром и  золотом не соберу дружины, а дружиной сыщу и серебро, и золото, как и  дед мой, и отец мой дружиной доискались и золота, и серебра”.
Насаждая  Христову веру и устраивая порядки на Русской земле, Владимиру и после  своего крещения немало приходилось заниматься ратным делом. Он удачно  воевал с дунайскими болгарами, посылая на помощь русские войска своим  новым родственникам, греческим царям.
Однажды он послал отряд  русских воинов, в шесть тысяч человек, своему зятю — царю Василию. Этот  Василий, около 1000-го года, взял их с собой в Армению, куда он приходил  с миром и делал дружеский прием владетелям Грузии и Кавказа. Тут  произошел такой случай. Как-то раз из отряда русских какой-то воин нес  сено для лошади. Подошел к нему один грузин и отнял у него сено. Тогда  на помощь русскому прибежал другой русский. Грузин крикнул своих,  которые, прибыв, убили первого русского. Тогда все русские, бывшие там,  как один человек, поднялись на бой и побили всех находившихся здесь  грузинов. “В этот день не уцелел ни один благородный грузин; все  заплатили немедленно смертью за свое преступление”,— рассказывает один  армянский писатель по этому поводу. Это показывает, почему Русь всегда  была грозной; она всюду жестоко платила за полученные обиды и никогда не  оставляла их без отмщения; даже и после принятия христианства обычай  кровавой мести существовал еще весьма долгое время и был даже узаконен.
Самыми  главными и тяжелыми походами для Владимира были его походы против  ближайших соседей — печенегов. С тех пор как их навел на Русскую землю,  чтобы отомстить за смерть Ярополка, его верный дружинник Варяжко, они  постоянно тревожили Владимира и часто подходили к самой границе, которая  проходила тогда близко от Киева.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Каждый Самодержец является Восприемником русского народа (это не  призидент и не Генсек), то есть его отцом духовным, а народ есть  домашние своего Государя. Почему Царь не мог заливать Россию кровью...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened