graf_orlov33

Categories:

ПОКОРЕНИЕ РОССИИ

Н. Е. МАРКОВ 


Петербургская печать, обслуживавшая Госуд. Думу, была почти сплошь в еврейских руках.
Однажды,  - это было в 3-й Думе, - правый (в те времена) депутат Пуришкевич  говорил речь. По установившемуся обычаю, речь правого депутата  прерывалась неистовым шумом, криками и бранью слева и из центра. Всем  этим "знакам нетерпения" Госуд. Думы явно и вызывающе сочувствовали  субъекты, густо наполнявшие "ложу печати"...
Выведенный  из себя Пуришкевич, вдруг прекращает свою речь и, протягивая указующий  перст в сторону ложи печати, пронзительно - на весь зал кричит:
- "Посмотрите же, наконец, на эту черту еврейской оседлости!"

Весь  громадный зал - четыреста членов Думы, представители правительства и  ведомств, члены Государств. Совета в своей ложе, наконец, вся  многочисленная публика - там наверху - поворачивают головы и, следуя  указующей руке Пуришкевича, смотрят на ложу печати...
Добрая сотня  смущенных внезапным вниманием зала лиц глядит из этой ложи: курчавые  брюнеты, багрово-рыжие лысины, кривые носы, выпяченные сальные губы,  до-синя бритые щеки, всклокоченные бороды. Причудливая смесь и  многообразие еврейских физиономий - сефардиимов, ашкеназиев - до чисто  негрских типов. Лишь где-то на заднем плане мелькали несколько случайных  нееврейских лиц.
- Черта еврейской оседлости...
Секунда тишины - и громкий хохот всей Думы сотрясает стеклянный потолок.
В  Думе смеялись, а надо было плакать. Ничего не было смешного в том, что  все думские речи и вся думская и правительственная деятельность  передавались Русскому народу почти исключительно евреями и в еврейском  освещении...

То, что в действительности происходило в Таврическом  Дворце, видела и слышала какая-нибудь тысяча человек, да и из этих  половина так или иначе зависела... и подчинялась... еврейской и  масонской указке.
Но сотня мильонов русского народа узнавала обо всем  лишь через газеты, телефонные Агентства и журналы. И все эти сведения  составлялись, подгонялись, подделывались и объяснялись так, как это  требовалось иудо-масонству.

Под конец "конституционного" периода  думская ложа журналистов обычно пустовала, - в ней дежурили лишь  очередные репортеры думского союза журналистов да несколько  корреспондентов правой печати, которая, конечно, в еврейском союзе  журналистов не участвовала. Очередные евреи из союза записывали думские  прения для всего союза, т.е. для всех газет союза, иначе говоря, для  девяти десятых органов всей "русской" прессы.
Получив такой сырой  материал (конечно, сильно подделанный очередным писакой евреем),  редакторы газет Союза уже у себя в редакциях производили дальнейшую  "переработку" отчета в соответствии с разновидностями политического  направления их газет...
В итоге таких переработок газетные думские отчеты являлись сплошным извращением действительно происходившего.

Речи  враждебных Монархии и властям ораторов подавались в улучшенном и  дополненном в газетных редакциях виде, с выпусканием слабых или  неудачных мест, с вставлением никогда не сказанных фраз.
Речи - в  защиту Правительства или неприятные иудо-масонству или вовсе  замалчивались, или так искажались, что, читая такой отчет, часто нельзя  было понять, что собственно хотел сказать неугодный еврейской газете  оратор. Безчисленны были случаи, когда правым членам Госуд. Думы  газетные "отчеты" приписывали ... прямо противоположное тому, что они  говорили.

Это была глубоко обдуманная, злоумышленная система  обмана и одурачивания всех читателей газет, а через них всего Русского  народа.
Понадобилось всего 10 -12 лет, чтобы почти вся думающая и  читающая Россия исполнилась доверием и уважением к тем левым партиям,  которые восхвалялись и подавались "русскою" печатью в качестве  безкорыстных защитников народа, геройски боровшихся с "тиранией  Самодержавия", и недоверием, почти ненавистью к тем, кто в  действительности стояли за Русский народ и отстаивали благодетельный для  России исторический Самодержавный строй.

И нельзя было  удивляться такому эффекту. Самые убежденные люди не могли устоять в  своих убеждениях, когда в течение десятка лет, изо дня в день, сотни  наиболее распространенных газет и журналов печатали про правые партии,  правых деятелей и про Правительство одни гадости, а про левых и про  врагов Монархии всяческие похвалы, и все это подтверждали, как бы  документально, своими отчетами о работах Гос. Думы и правительства.

Тому,  что все эти отчеты являлись сплошным еврейским подлогом и подтасовкой  крапленых сведений, наивная и легковесная обывательская публика не  хотела верить.
Даже такая газета, как "Новое Время" (после смерти  старика Суворина) попала в лапы еврейского союза журналистов и хотя  менее других, но все же постоянно извращала речи и систематично лгала,  на всех правых деятелей.
Главный думский обозреватель "Нового  Времени" полуеврей (по матери) г. Пиленко являлся даже председателем  еврейского Союза думских журналистов.

Впрочем "Новое Время"  предреволюционного периода уже не было русской газетой, ибо было продано  паевому Товариществу, большинство паев которого скупил пресловутый  еврей "Митька" Рубинштейн.
Самая распространенная московская газета  сытинское "Русское Слово" держала в Думе своими корреспондентами  исключительно евреев. Лишь изредка приезжал на думские гастроли Влас  Дорошевич, - но это было только "для букета".

Петербургские газеты почти все принадлежали евреям.
"Речь"  - Гессену и Винаверу, "Биржевые Ведомости" - Пронперу, "День" - Когану и  Биккерману, "Копейка" - Городецкому; все иллюстрированные издания  принадлежали Корнфельду, евреи издавали "Сатирикон" и все юмористические  листки.
Евреи хозяйничали в "Вечернем Времени" Бориса Суворина и помощником редактора там был еврей Монасевич-Мануйлов.
Евреи держали свою цензуру в киосках и газетных артелях.
Евреи всецело владели газетными объявлениями, рекламами и телеграфными агентствами.

Немногие  органы правой печати с трудом существовали в этой жутко-еврейской  атмосфере, по бедности своих издателей они не могли, как следует,  оплачивать сотрудников, не имели дорогостоящих осведомителей и  собственных телеграфных корреспондентов. Поэтому правые газеты всегда  были скучнее, серее и не столь талантливы, как шумно полоскавшиеся в  золоте еврейско-масонские простыни.

Природный порок правых  изданий был тот, что, отстаивая Монархию, им приходилось защищать и  ободрять, Правительство Русского Царя, а не нападать и не издеваться над  властью.
Обывательская толпа читателей легкомысленно влеклась к  ярмарочным газетным балаганам, где так хлестко и забористо чихвостили  Министров и Губернаторов, полицию, генералов, Великих Князей... Это  чтение было гораздо занимательнее, гораздо перчистее, нежели  сохранительные призывы правых и суровые указания Монархической печати на  безумство либерально-еврействующего угара, на близ грядущую гибель  России.
Билеты на "Пир во время чумы" раскупались куда лучше, нежели объявления о необходимости санитарных мер...
- За то чума и взяла свое...
* * * *
В  старом сборнике А.П. Пятковского "Государство в государстве"  (С.-Петербург 1901 г.) на стр. 195 читаем: - полвека тому назад (в  середине 19-го столетия), давал мудрый совет своему племени: - "Напрасно  вы монополизируете капиталы, торговлю и пр. Пока мы (т.е. жыды) не  завладеем периодической печатью, и не будем иметь в своих руках газеты  всего мира - до тех пор наши мечты о владычестве (откровенное  признание!!!) останутся пустою химерою".
"И вот, - писал А.П.  Пятковский, - чтобы эти прекрасные "мечты" - обратить все человечество в  жыдовское быдло - не остались "пустою химерою", достойные ученики Mойзе  подкупили или терроризировали в свою пользу всю периодическую печать.
На  Руси, в настоящее время, гораздо легче сосчитать по пальцам те органы,  которые не продались жыдовскому Кагалу или не запуганы им, чем те (их -  что песку морского!), которые не пренебрегли жыдовскими сребренниками  или струсили позорным образом"...
Пятковский писал это еще за шесть лет до "конституционной эры".

За  последующие шесть лет перевес еврейской силы пропаганды над русской  удвоился и все время - вплоть до Революции 1917 года - прогрессивно  увеличивался.
В этом еврейском захвате почти всего русского печатного  слова таился залог захвата евреями и самой России. Ибо, захватив власть  над русским словом, еврейство становилось распорядителем и русской  мысли, и русских действий.
Как только международная темная сила стала  у власти над Россией, то одной из первых ее мер было закрытие всех  частных (не подвластных повелителям) газет.

Злодеи хорошо - по собственному опыту знали, какую опасность для власти несут враждебные ей газеты.
Эту  страшную опасность сознавал еще Наполеон I, который говорил: - "Три  враждебных газеты опаснее ста тысяч враждебного войска"...
Не видели,  вернее сказать - не хотели видеть этой явной опасности либеральные  Министры Императора Николая II, - Коковцов, Сазонов, Сухомлинов,  Поливанов, Кривошеин, Протопопов и другие, которые, вместо борьбы, все  время заигрывали и подлаживались под вкусы еврейской печати и  еврействующих партий Госуд. Думы.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Все виноваты в развале и разгроме своего Отечества: кто больше, кто  меньше. Но особая вина лежит на духовенстве ... тихонах, арсениях, петрах, кириллах, владимирах итд.

Как писал оптинский иеромонах Пантелеймон, толкуя Апокалипсис св. Иоанна Богослова:
Что будет причиной всеобщего развала? Гибельное равнодушие предстоятелей церкви к поглощению истины неправдой.
Вот  обличение Господне этим предстоятелям: «Знаю твои дела, ты ни холоден,  ни горяч; о если бы ты был холоден или горяч. Но так как ты тёпл, а не  горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: я  богат, разбогател и ни в чем не имею нужды, а не знаешь, что ты  несчастен, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото,  огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы не видна  была срамота наготы твоей, и глазной мазью помажь глаза твои, чтобы  видеть» (Откр. III, 15–18).
 Из этих обличений Лаодикийских  предстоятелей ясно, что индеферентизм (равнодушие, безразличность)  Пастырей будет последним явлением Церковной жизни при необычайном  развитии материальной обеспеченности. Наступит такое явление: Церковь —  без благодати Св. Духа, пастыри — пасущие самих себя, проповедь — звуки  голоса. Куда будет стремиться такая Церковь? Как блуждающая комета  стремится куда-то и сталкивается с чем-то, с какой-то другой кометой,  так и Церковь блуждающая стремится к слиянию с другой блуждающей  Церковью — синагогой иудейской, ибо обе они в лице предстоятелей,  отпавших от истины, поклоняются Золотому тельцу, т. е. блуждают во тьме,  подобно своему прототипу, лже-апостолу, Иуде-предателю.

(«Опыт раскрытия Апокалипсиса» Иер. Пантелеймон)

============

Царское духовенство получило своё, что заслуживало по справедливости. За  прямое или косвенное соучастие в деле развала Православной России и  подтачивание священной Монархии всем им досталось "на орехи". Не  мученические венцы, а "месть восприяли", за то, что не отстаивали истину  Христову, как это делал св. Иоанн Кронштадский, митр. Макарий Невский,  Оптина и Глинская Пустыни и очень малое количество праведного  духовенства русского.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened